Автор: doktor
12-02-2013, 09:28

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Главы 35-36.

Глава 35
В августе у меня отпуск, о чём сказал спутнице. Удивительная вещь, в сорок лет из отпуска рвёшься на работу, в пятьдесят лет по необходимости, в шестьдесят поневоле. Человек меняется каждые десять лет, и, в конце концов, устаёт даже от любимой работы. Надо заранее подготовить себя к пенсионному безделью, не впадать в депрессию, найти новое занятие, и жить сегодняшним днём.

Оказалось, что сегодня у нас последний день для совместной поездки на работу. Мне хотелось узнать, чем закончилась история «робинзонов» на скале Наташи студентки и Андре. Книга подходила к концу. Читали, молча, без комментариев.

Наташа, узнав о трагической судьбе утопленницы, как могла, пыталась смягчить переживания Андре. Он всё-таки очень любил ту, которая могла, осчастливить его, но не получилось. Лишних вопросов не задавала, вела хозяйство, как умела. Он постепенно отвлёкся от грустных воспоминаний, с усердием готовился к холодам, заготавливал продукты впрок. Однажды, когда Андре был внизу, Наташа спустилась в подвал по винтовой лестнице, где ещё ни разу не была, а он так и не сводил её туда. Внизу размещалась большая комната с окном на южную сторону, закрытое густым кустарником. Это была оборудованная детская, обставленная для нужд новорождённого. Как он ждал этого момента, с какой любовью всё сделал. Наташа поднялась с намерением не говорить о посещении подвала. Может он сам пригласит её на экскурсию, когда-нибудь.

Андре вернулся довольный уловом, как и старик, которому отдал всю рыбу. Быть в море и остаться недовольным невозможно. Наташе очень хотелось сознаться, но он опередил её. «После обеда я предлагаю тебе спуститься со мной в подвал», — сказал Андре, и хитро улыбнулся, а она также хитро ответила молчанием. Обед был короткий. Складывалось впечатление, что оба стремились скорее спуститься в подвал. Так оно и было. Ступеньки были крутые, и Андре шёл первым, и рукой придерживал студентку. Вступив в комнату, он постоял несколько минут, затем подошёл к окну, потянул за шнурок, и кусты раздвинулись. Яркий солнечный свет залил почти всё помещение. Наташа разглядывала каждый уголок, как в первый раз. Андре наблюдал за ней и думал о своём. Совсем неожиданно, она приблизилась к нему, попросила его сесть на пол, обняла его большую голову, и тихо сказала: «Скоро наш ребенок будет лежать на этой кроватке». Андре оторопел от такого заявления, взял её на руки и на руках поднял наверх. Вечер прошёл без ужина, как и вся ночь. Он любил её, она любила его, а с закрытыми глазами Сергея.

Перевернув страницу, моя спутница ещё раз напомнила о нашем расставании, и предложила взять мне книгу, чтобы я её дочитал, находясь в отпуске. Мне было как-то не по себе. Любое расставание печальное явление, а здесь привычка быть вместе в течение полугода усугубляло положение. Я взял книгу, и больше мы не читали.

Глава 36
Последнее дежурство, как принято, закончилось небольшим застольем. Сотрудники желали хорошего отдыха, рыбалки, урожая, а я благодарил их, и тоже желал успехов в работе и личной жизни. Эти казённые слова были модны в наше время, как и тост «Лишь бы не было войны». Мы пили и заедали, чем Бог послал.

На обратном пути домой, открыл книгу, но не читалось, и я в автобусе заснул. Хорошо, что моя остановка конечная метро «Белорусская», меня разбудили. Дома тоже отметили мой отпуск. Показал жене книгу, которую я читал со спутницей по пути на работу. Она ревниво перелистала несколько страниц, не заинтересовалась и отложила её на подоконник. Жена, видимо, так и не поверила в транспортную эпопею, и только спросила: «Как её зовут?» За полгода я не узнал ни имени, ни телефона. И этому она тоже не поверила.

Отпуск в четыре недели, хоть считается и большим, я едва успел дочитать книжку до конца. Самое интересное, что когда перевернул последнюю страницу, выше рубрики «оглавление» увидел номер телефона. Но, открыв титульный лист, ещё больше удивился, там была надпись: – «Наташе и Сергею в День Помолвки от автора».

Последние страницы я перескажу своими словами. Андре гладил студентку по волосам, и тихонько приговаривал: «Наташа, Наташа». С закрытыми глазами она видела Сергея. У него были мокрые от слёз глаза, вытирал их кулаком, почему-то сморкался, с кем-то ещё разговаривал. Наташе не хотелось открывать свои глаза, но она открыла. Перед ней, вернее над ней стоял Сергей и плакал. Кроме него, стояли люди в белых халатах, и чему-то улыбались. Где я, что со мной, взгляд ни на ком не фиксировался. Доктор сказал: «Ну, всё в порядке, можно переводить в общую палату», и вышел. Прямо с капельницей перевезли её из реанимации. Сергею разрешили посидеть возле неё до вечера. Он рассказал, что у неё обширные ожоги, до шестидесяти процентов поверхности тела, тепловой удар с обмороком, перешедший в кому. Пролежала в реанимации двое суток, не приходя в сознание. Бредила, звала какого-то Андре, собиралась рожать. Наташа слушала и не верила своим ушам. Вот, что может сделать ласковое, южное солнце. В стационаре она провела неделю, и выписалась, когда пузыри на коже подсохли, и стали шелушиться. Остаток отпуска молодые провели с большой осторожностью. Всё равно считали они, что отдых был замечательным.

Последний раз я увидел спутницу через два месяца, она ехала на работу для оформления декретного отпуска. Ждёт, по УЗИ, мальчика. Я спросил, какое отношение имеет она к содержанию книги. Наташа сказала, что примерно такая же история произошла с ней, о чём рассказала Сергею и его приятелю, который взял да и написал эту книжонку. Много приукрасил, добавил он мистики, издал малым тиражом за свой счёт. Я попросил разрешения позвонить ей, когда она родит. Желал успехов в личной жизни. Вот, опять штамп.

От автора
То, что написано это не исповедь, это обращение к абитуриентам, поступающим в медицинский институт, студентам и к женщинам. Название книги необычное, такое я пока не встречал, и поэтому хочу высказать несколько своих, подчеркиваю, своих мыслей, возможно ошибочных. Работа врача тяжёлая, ответственная и часто неблагодарная. Любить здоровых людей просто, а вот больных гораздо сложней, среди которых есть грязные, заразные, бедные и богатые, высокопоставленные (что ещё хуже), бомжи, алкоголики, наркоманы, сумасшедшие и прочие. Если брезгливость не позволяет вам заниматься с такими больными, то не открывайте двери в мединститут. Не гоняйтесь за деньгами, всё для вас «выйдет боком». Может быть, разобьётесь на иномарке, а то и в тюрьму попадёте. Хорошая, квалифицированная работа всегда даст хлеб с маслом, а иногда, и с сыром. Обращаю внимание женщин, не верьте врачу, который выписывает гомеопатическое средство в районной поликлинике, он в сговоре с фармфирмой. Не ходите к экстрасенсам, шаманам, колдунам, гадалкам, не верьте гороскопам, Лунным календарям. НЛО и инопланетяне это выдумки психически неуравновешенных людей. Не ищите в своём доме патологических зон, их нет. Нашей серостью и неграмотностью пользуются мошенники, не давайте себя обманывать.

Желаю всем не болеть, особенно перед выходными днями. Берегите себя и близких.

P.S. Наташа родила здорового мальчика — на радость мужу.
Категория: Повести 1838