Автор: doktor
14-12-2012, 18:28

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Главы 6-7

Глава 6
Когда мы читали описание взаимоотношений молодых, я посмотрел на ту, которая держала книгу. Выражение её лица соответствовало прочитанному, и изменялось в зависимости от согласия или не согласия с текстом. Никакого смущения я не заметил. Она воспринимала меня, как читателя, гинеколога и не в кое мере, как мужчину. Девушка довольно шумно вздохнула и перевернула страницу.

Сергей и Наташа медленно одевались, продолжая рассматривать детали обнажённых тел. Когда купальные костюмы прикрыли все детали, прихватив махровые полотенца и поцеловавшись, отправились на облюбованное место у скалы. Солнце было уже довольно высоко, на небе ни облачка. Спуск к морю без происшествий и быстрее, чем вчера. Наташа вынула из пакета подстилки и сразу улеглась, а Сергей бросился в воду. Искупавшись, он набрал в ладошки холодной воды и вылил на спину Наташи. Она вздрогнула, обругала его, но не грубо и позволила расстегнуть купальник, чтобы загар был равномерным и без белых полосок на спине и шее. Сергей был прощён и довольный этим пошел вдоль кромки воды.

Наташа продолжала загорать уж который час, нежилась в лучах солнца и щурясь от него. Какое-то время чувствовала небольшой озноб. Затем ей показалось, что облако заслонило солнышко. Она открыла глаза. Перед ней стоял громадный мужчина, и тень от него падала на то место, где она лежала. Наташа вскочила, но не успела закричать, как гигант схватил её в охапку и прыжками стал подниматься по отвесной стене заколдованной скалы. Кричать было бесполезно, место глухое, не просматривается, да и Сергей ушел далеко.

Меньше минуты понадобилось для подъёма на такую верхотуру. Когда они поднялись, он положил её на что-то мягкое. Мысли в голове у Наташи крутились с такой скоростью, что она боялась потерять сознание. Самая страшная мысль мучила её о возможности насилия со стороны громилы. Вторая как сбежать и сразу поняла, что это невозможно. Голова болела, кожа красная с пузырями на бедрах и плечах. Знобило от страха, перегрева и неопределённости положения. Гигант наклонился, дал ей выпить компоту из большой миски. Пила жадно громкими глотками. Он накрыл её мягким покрывалом и скрылся за кустарником. Наташа согрелась и задремала.

В это время Сергей возвращался с прогулки, и подойдя к их месту, не обнаружил ни подружки, ни подстилки. Первая мысль была, что она перебралась в тень от скалы, но и там было пусто. На всякий случай посмотрел на море, затем наверх, надеясь увидеть её на подъёме домой. В тревоге собрал полотенце и пакет и почти бегом направился к дому. На верху встретил хозяйку и спросил пришла ли Наташа. Хозяйка удивленно отрицательно покачала головой. Сергей не знал, что делать. Может, она тоже пошла погулять по берегу, но в другую сторону. Спускаться он не стал и отправился по краю скалистого берега в надежде увидеть её сверху. Так прошёл метров шестьсот-семьсот, пока не уткнулся в скалу мысом уходящую в море. Пляжная полоса сужалась, пока совсем не исчезла. Вся пляжная полоса была безлюдна. Он медленно шел к дому. Так в полудрёме думала Наташа. И заснула.

Сон был тяжёлым, с кошмарами и эротическими эпизодами. Проснулась часа через три. Всё тело горело, пузырей на коже стало больше, голова тяжелая. Она медленно приоткрыла глаза и украдкой взглянула из-под покрывала. Мужчина-гигант стоял спиной к ней. Ростом был около четырех метров, крепко сложен, пропорционально. Ручищи вызывали ужас, напоминали ковш небольшого экскаватора. Лица не было видно. Кожа загорелая гладкая, почти без волос. Одет был в шорты цвета морской волны, на плечах накинут то ли халат, то ли плед салатового цвета. От яркого света она чихнула, он резко повернулся и подошёл к ней. Наклонился и стал рассматривать её с таким видом, как если бы рассматривал муравья или очень маленький цветок. Ужас вновь охватил Наташу. Она съёжилась, затряслась готовая к сопротивлению насилия. Этот отвратительный мужлан гигантских размеров мог одним движением обездвижить её и надругаться, так и не заметив сопротивления. Она это понимала и решила: «Будь, что будет!» Громила медлил, видимо думал с чего начать. Начал с того, что перевернул её на живот. О, Боже, он ещё и извращенец, мелькнула у неё мысль. Она лежала, молча, и ждала своего конца… Он тоже молчал, затем встал и пошел к нише-пещере. Что ещё он задумал? Тут она вспомнила своё сновидение, где были эротические сценки. Сон в руку. Но там принимал участие Сергей, и было не так уж плохо. Что должно было произойти сейчас? Она не знала. Страх и омерзение парализовал её волю. Он вышел с миской в руках и небольшой трубочкой. В миске был компот. Поставил перед ней и сказал: «Пейте, у Вас жар». Сказав по-русски, ушёл в пещеру. Лёжа на животе, Наташа жадно пила при помощи трубочки и постепенно приходила в себя. Он вышел из своего убежища минут через десять, неся в пузырьке какую-то жидкость. Налив себе на палец принесённое, стал смазывать ей спину и шею. Жидкость была прохладной с приятным, нежным ароматом. Сделал паузу, попросил спустить трусики. Ну, вот началось, подумала она. На самом деле ожоги кожи были особенно выражены на границе с резинкой, чуть ниже поясницы. Затем процедура перешла на внутреннюю поверхность бёдер, подколенную область и икры. Удивительно, при таких размерах пальца, процесс обработки был безболезненный и даже приятный. Закончив первый этап, жестикулируя, дал понять, чтобы Наташа перевернулась на спину. Она, молча, повиновалась. Жидкость снова полилась на палец, и лечение возобновилось не менее нежно, сначала наносил эликсир на живот, не доходя до лобка. Далее уже сам сдвинул бюстгальтер на шею и аккуратно смазал обожжённые участки. В то время как лечение проходило с передней стороны тела, спина уже не болела. Ни одного пузыря он не вскрыл.

КСТАТИ.
Пузыри вскрывать нельзя и оказывая первую доврачебную помощь, достаточно обработать поражённый участок кожи спиртом с наложением асептической повязки. Смазывать маслом или «помочиться» на поражённый участок — нецелесообразно.

Наташа почти обнажённая лежала и смотрела на лекаря снизу вверх. Дискомфорта не было. Он встал и смотрел на свою пациентку, как человек, который только что спас умирающего. Оставшуюся жидкость вылил на руки и велел обработать лицо. Она лежала и медленно размазывала содержание её рук. Мужчина стоял на уровне её головы и внимательно наблюдал за движением рук. Сквозь пальцы взгляд её упал на широкие шорты гиганта, которые под воздействием ветра открывали для осмотра некоторые детали его тела. К её удивлению, она обнаружила, что все детали тела соответствовали размерам среднего мужчины. У неё, почему-то, отлегло на сердце. Он заметил её пристальный взгляд, засмущался, поправил шорты и ушёл. Когда он поправлял слегка, спустил шорты, и она успела заметить родинку ниже пупка точь-в-точь, какая у Сергея.

Вспомнив своего дружка, стала фантазировать и спрашивать себя: «Чем же мог заниматься он сейчас?» Наверное, волнуется, расспрашивает всех встречных, хозяйку, старика. Хочет заявить в милицию, но она находится на вокзале, а это далеко и желание отпадет само-собой… Может, будет ревновать, обойдет кусты, заглянет в каждую щель, будет кусать локти, рвать на себе волосы. Но нет, он скажет: «Сама ушла — сама придёт».

Глава 7
Мы расстались на нашей конечной остановке без эмоций. Она туда, я сюда. Это была пятница, а в воскресенье моё дежурство. Не самое хорошее время для работы. Чистых выходных было всего два-три в месяц. Как сейчас не знаю. Ну что изменилось в нашем здравоохранении? Только что количество судебных разбирательств стало больше, чем в наше время. Из-за низкой квалификации произошла ошибка в диагностике вследствие чего, произошла… повлекшая за собой… и т.д. Требуем наказать врача и потребовать моральную компенсацию в миллион рублей. Ну, во-первых, откуда у честного врача этот миллион. Во-вторых, полураспад знаний у практикующего врача (даже в стационаре) три-четыре года. Попробуйте пройти курсы повышения квалификации. Будете ждать путевку пять-восемь лет, если повезёт. Далеко не каждый заведующий отделением заинтересован обучать молодых специалистов и тем более посылать на курсы. А кто работать будет? Мне повезло, был заведующий отделением Гольдвассер Израиль Моисеевич в больнице № 70 в Перово. Он говорил: «Аркаша тебя я учу не за красивые глазки, а для того, чтобы ты самостоятельно дежурил и справился с любой ситуацией, в то время как я был на даче». И ведь учил. С маленькой оговоркой: не бери на себя много ответственности. Утром приду и разберёмся.

В понедельник, как всегда, ушёл слегка пораньше и в автобусе я дремал. Девушки с книгой не было. Думал, что она много прочтет и мне придется её просить рассказать о прочитанном. Но вот вторник. Снова на том же месте, но без книги. «Что случилось?», — спросил я. Она с виноватым видом, сказала, что отдала книжку в переплет, так как она почти рассыпалась по листочкам в давке в понедельник. Уж коли, нет нашего чтива, не расскажите что-нибудь из вашей практики. Я согласился.

Моё дежурство в воскресенье. Поступает женщина по скорой помощи с жалобами на боли в животе. Возраст 59 лет. Тучного телосложения. Живот увеличен в объёме, подкожная жировая клетчатка чрезмерно развита. При пальпации слегка болезненный, симптомов раздражения брюшины нет. Диагноз при направлении: Гигантская кистома яичника. Угроза разрыва. Состояние удовлетворительное. Показаний к срочной операции нет. Лечение симптоматическое, тактика выжидательная. Заведующий придет и разберёмся. Ближе к ночи боли в животе усилились, но состояние больной не ухудшилось. Дотянем до утра, подумал я. Со мной дежурили две сестры и пожилая санитарка, которая работала в гинекологии больше тридцати лет. Ночью больная попросила судно, захотела «по-большому». Санитарка подала. В этот момент при потуживании излились околоплодные воды, а через полчаса родился живой, доношенный мальчик. Меня разбудили лишь тогда, когда отошёл послед. Я был вынужден сделать замечание сестрам и санитарке, хотя я сам был виноват в допущенной ошибке. Всё обошлось хорошо. Конечно, трудно было мне представить наличие беременности у женщины пожилого возраста, у которой менопауза (отсутствие менструаций) более 13 лет. Сама «больная» дважды бабушка, да и мужу далеко за 70 лет.

Девушка удивлённо вздохнула и спросила: «Как же так получилось?» Вот так и бывает, хотя очень редко» — сказал я. Пересели на автобус, и я продолжал вспоминать интересные, с моей точки зрения, случаи.

Наш заведующий по вторникам консультировал больных, которых направляли на плановое оперативное лечение. После одного из вторников он сказал, что поступит больная с быстрорастущей миомой матки в менопаузе и положит в мою палату. Я был польщён, так как я буду участвовать в операции, и он передаст крупицу своего опыта. Быстрорастущая миома подлежит оперативному лечению, так как она может переродиться в злокачественную опухоль. Больная поступает. Из анамнеза имеем: наблюдается у гинеколога в течение нескольких лет по поводу миомы матки размером 8–9 недель беременности (так сравнивают размер опухоли). Перед тем, как поехать отдыхать на море, показалась гинекологу. Он очень не советовал загорать, и быть вблизи от моря. Объяснила, что при наличии опухоли такая поездка может спровоцировать её рост. Больная была непреклонна. Врач поставил условие, что после отдыха немедленно покажется. На том и расстались. У больной уже более двух лет менструации приходили через 4–5 месяцев, да и то скудные. Климакс в 49 лет — норма. Показалась больная гинекологу только поздней осенью. При осмотре миоматозные узлы, как и сама матка, увеличились до 15–16 недель беременности. Врач направляет больную к онкологу (так полагается). Он подтверждает диагноз: быстрорастущая миома матки, показано оперативное лечение в плановом порядке. Необходимо амбулаторное обследование: анализы крови из пальца, вены, сахар, ЭКГ. Вы знаете, что такое поликлиника, так было и раньше. УЗИ — не было. Прошёл ещё месяц. Она готовится к операции. Заведующий оперирует, я ассистирую. При вскрытии брюшной полости обнаружено: матка с множеством миоматозных узлов, общий размер до 19–20 недель беременности, придатки без особенностей, если размер опухоли превышает размер разреза брюшины, то удаляют опухоль по частям. Делается разрез и случайно вскрывается полость матки, а оттуда изливаются околоплодные воды, и появляется ножка плода. Далее всё просто. Опорожняется полость матки, и она удаляется без придатков. Послеоперационный период без осложнений.

КСТАТИ.
Когда я учился на 6 том курсе, в учебнике по гинекологии (профессор Жмакин К.) мелким шрифтом было написано, что быстрорастущую миому нужно дифференцировать с маточной беременностью. То, что написано мелко, значит, бывает редко. Тогда я посмеялся. Как можно спутать? И мне повезло ошибиться.

Сейчас есть УЗИ. Но я не понимаю, почему УЗИист не смотрит женщин на кресле, доверяя показаниям прибора, ведь их тоже надо уметь читать, отсюда такие же ошибки.

В разговорах незаметно подъехали к месту работы и разошлись. Пока шёл к больнице вспомнил учёбу в ординатуре. Это надо рассказать, при случае, моей знакомой. Каждому молодому специалисту, надеюсь, хочется попробовать себя в науке. Так было и со мной. Наш руководитель проф. Селезнёва, отчество и имя не помню, приветствовала мои помыслы и рекомендовала изучить проблему «Кровотечения в родах, лечение анемии и реабилитация больных». Тема мне показалась интересной, и я ушел с головой. Перелопатил истории родов за несколько лет, составил громадную «простынь» и уже намечались кое-какие выводы. Работал в архиве до девяти вечера, к неудовольствию архивариуса. Выносить истории болезни запрещено.

Дежурил в составе бригады под руководством старшего научного сотрудника, кандидата медицинских наук. Во время одного дежурства у роженицы было кровотечение в количестве 900 мл. при физиологической кровопотере максимум 450–500 мл. начали восполнять донорской кровью. Каждое утро была конференция, на которой дежурные врачи отчитывались за сутки. Ординаторы первого года обучения должны были оформить истории болезни и отвечать на возможные вопросы сотрудников института. Я показал истории нашему руководителю и что здесь было! Он кричал, чуть ли не топал ногами. Зачем я поставил такую кровопотерю в историю болезни. Профессор Бодяжина спросит: «Почему допустили такую кровопотерю? Проспали?» Садись и переписывай, и чтобы кровопотеря была 550 мл., когда переливание крови — относительные показания. Так я и сделал. Какая ценность в таких историях болезни для научной работы. Я всё забросил, жалея потерянное время, сидя в архиве.

Очковтирательство, возможно, в каждой области науки, а мы удивляемся, почему отстаём на 30–50 лет от Запада.

За 40 лет работы можно много вспомнить, если позволит склероз. Я не сторонник охаивать всех врачей, многие честные, добросовестные и обидно за них.

Некоторое время с девушкой с книжкой я не встречался и отметил какую-то пустоту. Брал с собой в дорогу газету или книгу Карнеги «Как находить друзей и как управлять…»

КСТАТИ.
Эту книгу кто-то изъял из райкомовской (КПСС) библиотеки. На титульном листе стоял номер, тираж перевода и надпись «Для служебного пользования». Почему им можно было читать, а простым смертным нельзя? Даже читать её опасно не потому, что читаю, а потому где книгу взял. Книга интересна, но наш советский менталитет не воспринимал прописные истины, а некоторые считали её даже вредной. Это многолетнее воспитание и пропаганда.
Категория: Повести 3716