Автор: doktor
14-12-2012, 18:41

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Главы 8-9

Глава 8
Среда. Снова встретились. Она достала переплетённую книгу. Обложка была ламинирована и довольно прилично выглядела. Чтение возобновили. Не разговаривали.

К вечеру Наташа была скорее здорова, чем больна. Плечи и спина не болели, пузыри обмякли и не вскрылись. Гигант-отшельник повторил лечение, когда уже стало темнеть. Она не сопротивлялась, была спокойна и даже благодарна. После всех процедур стала думать о предстоящей ночи, тем более физиологические отправления требовали уединения. Он уловил её желания и повёл к краю скалы, после чего ушел. Это было подобие совмещённого санузла удобное для пользования помещение, сверху покрытое каменным козырьком. Душ — резиновый шланг, уходящий в толщу козырька. Воды не было. А ей и не хотелось принимать водные процедуры. Вернувшись на старое место, не обнаружила ни покрывала, ни мягкой подстилки. Её взор остановился на входе в пещеру. Там стоял он и жестом приглашал последовать за ним. Пришлось идти. В глубине пещеры горел костёр и очень напоминал камин. Наташа прошла, уселась на теплый каменный стул-кресло. Он что-то подбросил в костёр, стало светлее. Тут она заметила плотную штору, которую он опустил до самого пола. Вход в пещеру был закрыт. Тепло шло отовсюду, и может, от этого она вспомнила, что не ела с самого утра. Дверь за камином отворилась, сначала появился поднос и уж потом сам хозяин скалы. Запах от еды был своеобразным, но приятным и вызывал аппетит. Он заговорил. Меня зовут Андре, без «Й» на конце. Национальности нет, хотя по паспорту, русский. Говорю на всех европейских языках, поэтому у меня возможен акцент. Наташа возразила, отметила приятный тембр голоса. Он подал поднос с жареной курицей, политой соусом и украшенной зеленью. В миске, наверное, был компот. Наташа ела, молча, и слушала его рассказ. Родился я, продолжал он, от таких же крупных родителей. Они были поистине гиганты. Отец обладал необыкновенной силой и мог руками свалить сосну высотой 20 метров. Говорил на многих языках, был очень образован и не знал своей национальности, как и моя мама. Жили в лесу, скрывались от людей. Почему? Не знаю. Такое было время. Как-то нас встретил лесник, испугался и убежал как угорелый. А на следующий день нас окружили энкавэдэшники и моих родителей увели. Отец успел мне шепнуть: «Беги!» С тех пор я их не видел, судьба не известна. Мне было три года, а выглядел на десять. Удалось убежать и спрятаться в колхозном сарае с сеном, что спасло меня от зимних холодов. В конце марта колхозники вывозили сено скоту, тут меня и нашли. Отвезли в сельсовет (такая была организация) затем в милицию. Долго расспрашивали откуда я, где родители, что делал на сеновале. Пришлось соврать, что потерялся, заблудился в лесу и боялся замёрзнуть зимой. Разыскать родителей они не собирались, просто определили в детский дом. Новеньких всегда бьют, чтобы знали своё место. Били даже маленькие. Я выдержал. Директор дома в течение двух часов пытался определить мои умственные способности и уровень знаний, чтобы определить, в какой класс меня зачислить. Я умел писать, читать, считать, решать задачи, рисовать и говорить по-немецки. Записали в пятый класс. Однажды на уроке физкультуры нам нужно было подтянуться на перекладине. Вызвали меня. Я схватился за перекладину, но в тот момент у меня зачесался затылок и одной рукой стал делать благое дело, под общий хохот ребят. Физрук, тоже улыбаясь, прикрикнул на меня. Долго буду висеть как лапша. Продолжая чесаться, я подтянулся десять раз на одной руке. Все ахнули.

С этого дня я поверил в свои силы, стал заниматься спортом. Штанга, борьба, бег мои любимые увлечения. Особенно, когда начал быстро расти, были значительные успехи в баскетболе. Кроме того, я усваивал школьную программу на столько быстро, что за один год закончил школу с отличием. Медали в детдоме не давали. И вот с аттестатом зрелости отправился в Москву поступать в медицинский институт. Поступил легко (в тот год вышел приказ министра обороны — набрать в медицинский Институт 40 % мальчиков). Параллельно поступил в технический вуз заочно. Через 6 лет закончил образование. Мне было 10 лет, а выглядел юношей восемнадцатилетним, ростом 1 м 80 см. Встал вопрос: «Кем работать?» Выбрал акушерство и гинекологию. Успешно работал в течение года, но успел вырасти до двух метров. Пальцы и вся кисть в два раза больше, чем средняя мужская. Вы представляете, какого исследовать женщин, которые с ужасом смотрели на меня. Просили перейти в анестезиологи. В конце концов, устроился массажистом в один известный танцевальный ансамбль. Денег получал больше, да и расходы увеличивались. Одежда и обувь на заказ. Проблемы в транспорте, общественных местах и личной жизни…

На этом мы чтение закончили, и девушка спросила меня: «Правда, что был приказ министра?» Я утвердительно кивнул головой. Сам подпал под этот приказ. Она продолжала: «Вы не будете возражать, если попрошу вас рассказать необычные случаи, увиденными вами?» Я согласился.

Глава 9
Занимаясь на одной кафедре в студенческие годы, преподаватель показал рентгеновский снимок костей таза. На нём кроме костей увидели силуэт медицинского термометра. Что это? Нам предложили узнать. Версий было много. Самое простое, что больной улёгся в рентгеновском кабинете на термометр, и его тень проецировалась на плёнку. Версия отпала, так как он был бы раздавлен. Вторая версия, что градусник был в кармане пижамы и больной запахнулся, видимо от холода. Преподаватель покачал головой. Он оглядел нашу группу и спросил: «Кто будет гинекологом?» Все посмотрели на меня. Тут я вспомнил, что женщинам с дисфункцией яичников, врачи в качестве обследования рекомендуют измерять температуру в прямой кишке в течение нескольких менструальных циклов. И выпалил, что термометр полностью проскользнул в кишку. Преподаватель снова покачал головой. Тогда бы она находилась в проктологическом отделении, а мы на кафедре урологии. Что же произошло? Все молчали. После длительной паузы взял историю болезни этой больной и прочитал: «Больная 15 лет, школьница. Занимается мастурбацией около шести месяцев при помощи термометра, вставляя его в уретру (мочеиспускательный канал — тоже эрогенная зона)». То ли она не знала свою анатомию, то ли боялась нарушить свою девственность. Появились дизурические явления: боли при мочеиспускании и его учащение, иногда задержка или недержание. Ни кому не говорила. И только, когда мать больной заметила неладное повела её к врачу. Терапевтическое лечение эффекта не дало. Проконсультирована на кафедре урологии, где всё рассказала и была госпитализирована. После обследования прооперирована. Термометр поместили в музей кафедры. Преподаватель посмотрел на меня и сказал: «При сборе анамнеза иногда необходимо влезть в душу больного, но очень деликатно, тогда он подробно расскажет историю своего заболевания». Вопросы «На что жалуйтесь?». «Какие жалобы?», а в последнее время — «Какие проблемы?» какие-то казённые. Вопрос «Что привело Вас к врачу?», с моей точки зрения, более приемлемы. Теперь мой вопрос к читателю: «Что спрашивает вас врач в поликлинике, больнице и что бы вы хотели услышать?»

Я остановился. Мой рассказ закончен. Девушка вопросительно посмотрела на меня. У нас есть ещё время. Что больше нечего не пришло в памяти? Да нет, не надоели мои воспоминания? Тем более такие натуралистические. Мы взрослые люди, и мне всё интересно. Она сделала вид, что мой рассказ не произвёл большого впечатления. Ошибка, есть ошибка. Моя и студентов нашей группы. Хорошо, слушайте ещё два случая.

Поступает женщина двадцати двух лет с диагнозом: инородное тело во влагалище. Тут я вспомнил о больной шизофренией, которая по непонятным нам причинам, вставляла электрическую лампочку сорок ватт во влагалище. Она получала удовлетворение в процессе её извлечения с риском получить травму. При первом осмотре не складывалось впечатление, что она больна в психиатрическом понимании дела. Стал расспрашивать. Что случилось? Молодая женщина была в первый раз на приёме у гинеколога мужчины. Тогда я начал издалека. Какие перенесенные заболевания, наследственные заболевания, вредные привычки т.д. Делаю паузу, чтобы больная сама разговорилась. После долгого молчания она сказала, что намерена выйти замуж. «Что же мешает?» — спросил я. Она расплакалась, но потом, нашла силы и подавила стыдливость. Продолжала почти шёпотом: «У меня в юности была не совсем хорошая привычка, сама себя стимулировала в сексуальном плане. Однажды, мне пришла в голову фантастическая мысль использовать для удовлетворения полиэтиленовую пробку от бутылки из-под шампанского. Я получала всё, что хотела. Когда я занималась приятным занятием в ванную комнату вошла мама. Она заметила моё состояние, я испугалась, и пробка соскочила с моего пальца, оставшись так глубоко, что я не смогла её извлечь, как не старалась. Долго переживала, а затем, забыла. Дискомфорта не ощущала. Недавно приняла предложение выйти замуж. Дала согласие. Тут вспомнила, что было в юности, и ужаснулась. Вот почему я здесь. В женской консультации мне не помогли.

При осмотре удалить пробку не удалось. Стенки влагалища плотно обволокли её и безболезненно извлечь нельзя. Больная госпитализирована и вскоре под наркозом освобождена от инородного тела.

Я бы рекомендовал матерям посещать гинеколога вместе с дочерями тринадцати-пятнадцатилетними, чтобы девочки не боялись женской консультации. Могли получить консультацию по гигиене половой жизни, предохранению от беременности и венерических болезней. Мне приходилось читать лекции в школах девочкам выпускного класса, и удивился их неграмотности в сексуальном плане, хотя, распущенные и тогда были. Одна школьница на полном серьёзе спросила: «Можно ли забеременеть от поцелуев?» Другая хотела узнать: «как вести себя в первую брачную ночь?» На второй вопрос перед всем классом ответить невозможно. Посоветовал посетить врача в индивидуальном порядке. Через некоторое время ко мне пришла на приём пятнадцатилетняя школьница, которая уже начала половую жизнь. Рассказала, что обратилась в женскую консультацию по поводу возможной контрацепции. Врач обругала девочку, обещая сообщить её матери о данной ситуации. Ну, разве, второй раз она придёт к такому врачу? Большинство матерей воспитывают своих дочек одной фразой: «Ты у меня смотри!» А вот куда смотреть не говорят. На этом образование окончено. Потом сами плачут.

Как-то, делаю аборт семикласснице и, пока не дали наркоз, спрашиваю: «Как же это случилось?» Приподняв голову, отвечает: «Как у всех, так и у меня!» Её «мужчина» — одноклассник. В коридоре ждёт заплаканная мать.
Категория: Повести 4217