Автор: doktor
26-12-2012, 18:21

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Глава 20

Глава 20
Утром я вышел немного раньше обычного с надеждой, что и она поступит также. Надежда моя оправдалась. Хотел, было спросить, почему вчера так изменилось у неё настроение, но, увидав её весёлое лицо, решил отказаться от расспросов. После взаимных приветствий, я предложил рассказ с моей ошибкой, которую помнил с малейшими подробностями всю жизнь. Мы проходили практику после четвёртого курса в городе Кимовск Тульской области. Работали в качестве врачей: хирургом, терапевтом и акушером-гинекологом. Дежурю в родильном доме. Один и несколько акушерок. Рожает повторнородящая молодая женщина. Всё протекает гладко. При мне произошли нормальные роды здоровым младенцем. Время четыре часа ночи. Вы, наверное, знаете, как хочется спать в двадцать четыре года. Больше рожениц нет, и акушерки предлагают мне пойти отдохнуть. Я тотчас согласился. Это была первая грубая ошибка, ведь послед ещё не выделился. Заснул мгновенно. Сейчас-то такого со мной не случается. Сколько я проспал, не знаю. Разбудила меня акушерка словами «Женщина подкравливает!» Я бодро отвечаю, что сейчас подойду в родильный зал. И тотчас провалился в глубокий сон. Снилось, что я в родильном зале, что оказываю адекватную помощь, кровотечение остановлено, и женщина с благодарностью смотрит на меня. Крик акушерки вернул меня в действительность. Кровотечение! В одних трусах, на ходу накидываю халат, вбегаю в «родилку». Обильное кровотечение, санитарка собирает кровь в лотки, они потом её сдают и получают за неё небольшие деньги. Послед не отделился. Следует произвести ручное отделение и выделение его и сделать массаж матки на кулаке, если матка не сократится. Мыть руки, давать наркоз это потеря времени, когда каждая секунда может стоить жизни. Обливаю руку йодом, кричу женщине, чтобы терпела и почти по локоть вхожу в полость матки. Проделал всё, что наметил, матка сократилась, кровотечения нет. Женщина с благодарностью смотрит на меня. Тут я замечаю, что стою босиком в луже крови и мысленно оцениваю объём кровопотери. Да, здесь не меньше двух с половиной литров. Ещё немного и мы потеряли бы женщину от массивной кровопотери, болевого шока, но всё обошлось. А так могла быть тюрьма за халатность и неправильное ведение родов. Хотя нет. Какой спрос со студента четвертого курса? А вот главный врач роддома могла пострадать. У неё не было выбора, врачей не хватало. Она учила меня делать аборты, разрешила мне самостоятельно оперировать по поводу внематочной беременности, и я несколько лет хранил в спирте плодик, удаленный из маточной трубы. В этот год я окончательно решил стать гинекологом, но не акушером. Уж больно тяжело и большая ответственность за две, а иногда, за три жизни. Быть акушером можно только от Бога.

У моей спутницы настроение не изменилось и, как обычно, стали читать. Она открыла книгу.

Два утопленника сидели молча, периодически разглядывая друг друга, оценивая нанесённый ущерб в их облике. Остальные части тела были безукоризненно красивы, у него мужское начало, у неё воплощение женственности и если бы не голод, всё могло бы быть… Андре вспомнил о той банке, которую нашел на судне и стал соображать, как её вскрыть. Печальный опыт уже есть, но здесь другое дело, банка из жести в хорошем состоянии в противокоррозийной смазке. Достаточно найти острый, крепкий камень, в виде первобытного топора и положительный результат обрадует голую пару «робинзонов». В конце концов, они посмеялись над своей внешностью и отправились на поиски своего философского камня. Андре заставил Наташу надеть на себя кофточку, что она сделала с большим неудовольствием, а сам использовал только нижнюю часть своего гардероба. Солнце, как назло, шпарило изо всех сил. Допили остаток вина. До чего сильно чувство голода, в голове ни одной мысли, кроме одной — поесть. Поиски нужного камня увенчались успехом и с радостью от находки и действия вина, уселись в тени кустарника. Андре ударил по крышке банки. Образовалась щель в несколько сантиметров, через которую вытекла бурая жидкость. Он ударил второй раз. Жидкость брызнула ему в лицо, а дырка позволяла отогнуть крышку и осмотреть содержимое. По запаху это были мясные консервы. При помощи прутика он помешал внутри, но плотных включений обнаружить не удалось. От длительного хранения произошло самопереваривание, разложение мышечной массы и получилось жидкое желе. Есть опасно, возможно отравление. С досады, хотел выбросить банку в море, но Наташа его остановила, объяснив свои действия тем, что желе хорошая приманка для рыб и крабов. Андре чуть было не расхохотался. Приманка есть, рыба есть, крабы есть, а чем ловить нет. А что-нибудь ты слышал о верше, которую ставят на ночь, а утром забирают улов, причем приманкой служит хлеб или несвежее мясо. Он был профаном в этом деле, а посему, продолжал слушать её, но более внимательно. Наташа продолжала сообщать, неизвестные ему сведения, о том, как изготовить, хотя и примитивные рыболовные снасти. Плести корзины ты не умеешь, я это знаю. У тебя есть гигантские брюки. Так вот, делаешь два кольца из прутьев, вставляешь вовнутрь, чтобы брюки в воде не спадались, прикрепляешь к ним палку для опускания и подъёма, выливаешь часть желе в брюки, опущенные в воду, и ждёшь, когда рыбы пойдут косяком на запах. Рыбы заполняют наши сети, ты приподнимаешь их, а я перетягиваю обе штанины. Обед готов. Цели ясны, задачи определены, за работу товарищи, за работу!

Наташа студентка внимательно слушала рассказ Андре то от первого, то от третьего лица. Почему вы не ели орехи и ягоды, они, наверное, были там? Он ответил, что не успели обойти весь остров, а там где ночевали, кустарники не плодоносили. Стали мастерить то ли вершу, то ли подъёмник из штанов, хотя ему было жалко их мочить, и не очень верил в эту фантастическую затею. Пригодился ремень, который привязали к коряге с одной стороны, а с другой к распоркам в штанах. Полученный с большим трудом монстр, не хотел погружаться в воду полностью, мешал воздушный пузырь в карманах. Пришлось туда положить булыжники. Ну, вот всё в порядке и Андре плеснул приманку в просвет штанов. Корягу закрепили в расщелине скалы и сели рядом с ней. Испуганные рыбки ушли в глубину, в то время как наша парочка с грустью смотрела на воду, далекую линию горизонта и друг на друга. Ждали около часа и уже без надежды на успех.

Андре был готов к тому, чтобы вытащить штаны, высушить их и одеться. Этому благородному порыву не суждено было случиться, они увидели сторожевой катер, мчавшийся на них. Наташа выдернула корягу и бросила её в воду, штаны пошли ко дну. Подниматься наверх уже поздно, могут заметить и рыболовы спрятались за уступ скалы, чтобы при приближении катера погрузиться в воду. Скорее всего, их пока не обнаружили. На палубе никого не было. Андре неожиданно нырнул, а через минуту показался с пучком каких-то водорослей на голове, часть которых передал утопленнице. Маскировка сыграла свою роль, катер промчался мимо них, слегка изменив курс в сторону моря. Они проводили его взглядом и увидели вдали небольшую лодку с парусом, плывущую в открытое море. Кто-то пытается сбежать за границу. Безумцы. Как только расстояние стало значительным, рыбаки выбрались на берег, поднялись наверх, позабыв про голод. Сверху было видно, что сторожевик настиг беглецов, пришвартовался и взял на буксир. Андре переживал за штаны, Наташа за свою внешность.

Пришли в себя через час, а может быть и больше, когда голод напомнил о себе с ещё большей силой. Андре зачерпнул рукой из лужи немного воды и предложил её Наташе, которая брезгливо отказалась. Он выпил всю воду и даже облизал ладонь. Посмотрел на лужу и подумал, что если не будет дождя, то жажда заставит плыть на материк, там неизвестность. Решили обойти весь остров, желая найти более приемлемое место для ночлега. Шли медленно, продираясь сквозь кустарник и высокую траву. В одном месте наткнулись на лужайку, где росли ягоды, похожие на лесную землянику и с жадностью накинулись на них, не боясь отравиться. Андре рвал растения с ягодами вместе с корнями, Наташа собирала в ладонь и уж, потом опрокидывала в рот всю горсть. За десять минут плантация была опустошена, и они двинулись дальше. Оба удивлялись, как на каменистой почве могут расти трава и кустарники. Перепрыгивая с камня на камень, они достигли противоположного берега острова. Открылась красивая панорама береговой линии с крутым, скалистым берегом, где на верху приютились небольшие домики. Узкая полоса пляжа была безлюдна и только вдалеке, где берег был пологий, купались несколько человек. Перед ними, между островом и скалой, на маленькой лодке сидел человек и опускал в воду сеть. При каждом взмахе руки лодка накренялась, готовая перевернуться. Рыбак опытный сразу возвращал её в нормальное, устойчивое положение. Андре прикинул, что это расстояние он осилит за две-три минуты, причём большую часть пути проплывёт под водой. Главное найти сеть и не запутаться в ней. В сумерках всё может быть. Свои мысли он скрыл от спутницы. Обследование острова продолжалось.

Спустились к самой воде и шли по щиколотку по морю. Острых камней не было, вода тёплая. Когда обошли почти весь остров, нашли в скале нишу, над которой росли и свисали ветви густого кустарника, достаточно для того, чтобы переночевать, даже во время дождя. Поднялись на свою лужайку. Андре пошел поднять штаны, а за одно, спуститься в судно пока светло и пошарить по шкафам и всем уголкам. Он нырнул в том месте, где плавала коряга, но штанов там не было, коряга плавала сама по себе, видимо отвязалась. Погрузился в судно. Дорога знакома. Вынырнул в воздушном пузыре, передохнул, стал искать. Попадались банки, бутылки, ящики, какие-то железки.

КСТАТИ.
Железки в жизни мужчины важная вещь.Может пригодиться. Женщинам понять не дано.

Возился долго по всем закоулкам и был вынужден подышать в пузыре. Снова на поиски. Одна тяжёлая железная загогулина заинтересовала его, взял с собой. Подобрал несколько банок, бутылок, завернул, в попавшуюся под руку тряпку и вынырнул на поверхность. На берегу развернул тряпку, которая оказалась его штанами, в них оказалась живность: маленькая рыбёшка и чуть больше крабик. Их запихнул в карман штанов. Остальное было: консервы и всё тоже вино, а железка ржавый автомат. Добычу поднял наверх, чем обрадовал Наташу-утопленницу. Она почистила рыбешку, а что делать с крабом не знала и пустила в лужу. Андре занимался автоматом. Затвор заржавел и не открывался, хотя бил камнем со всех сил. Он бросил его, занялся разжиганием костра. Пока солнце не село, ещё можно поджечь порох и настоящий сушняк. Высушить штаны до ночи, даже у костра не возможно, да и сильный огонь разводить нельзя, застукают пограничники. Рыбку насадил на прутик, как шашлык, а краба просто бросил в костёр. Но как накормить верзилу тридцати граммовым ракообразным. Ели молча, как положено, запивая вином, а не закусывая. В вине тоже есть какие-то калории. Стало смеркаться. Он встал, не сказав ни слова, отправился на то место, где рыбак бросал сети. Затем, вернулся, наказал Наташе поддерживать костёр. Взял её сумку, вытряхнул содержимое, не поворачиваясь, молча, ушёл. Ориентир он запомнил, разделся, надел на шею её сумку и поплыл в сторону сетей. С момента заброса их прошло несколько часов, и Андре мог надеться на улов, который сможет накормить обоих. Плыл в основном под водой. Солнце село. Он всматривался в гладь моря, ища поплавки. На берегу ни кого. Осмелев, поплыл, держа голову над водой. В том месте, где ожидал найти рыболовные снасти, он их не обнаружил. Скорее всего, отнесло течением или ветром. Стал гадать куда. Он находился в воде больше получаса, а результата никакого. Темнело быстрее, чем он считал. Андре развернулся и взял курс на остров. Приплыл к тем кустам, где была небольшая ниша в скале. При выходе из воды, запутался в водорослях, рванул ногой, стебли прошли между пальцами и тянули в море. Руками попытался разорвать водоросли, но они не поддавались. Это была леска рыболовной снасти. Он сел в воду и стал распутывать, освобождать пальцы, что было довольно сложно из-за того, что сети натягивались и сильнее сжимали петли. Тогда пришлось ему подтянуть всю рыболовную оснастку и закрепить к ветвям кустарника. В ячейках барахталась рыба размером с ладонь. Он спокойно отцеплял и складывал в Наташкину сумку. На десятой или двенадцатой рыбки решил, что на сегодня хватит, а продолжит охоту завтра утром. Освободив ноги, поднялся наверх и подошел к лужайке. Наташа спала. Начал раздувать костёр, чистить рыбу и пришлось жарить, чтобы не испортилась. Незаметно съел половину улова. Он не предполагал, что во время сна человек, особенно голодный, способен учуять запах жареного. Наташа утопленница, сначала перевернулась во сне, а затем открыла глаза. С удивлением увидела, жующего рыбу, гиганта, который, не обращая на неё внимания, смотрел на языки пламени небольшого костра. Она подсела ближе к огню и, молча, схватила первую попавшуюся рыбку и съела её с головой и плавниками. Андре перестал жевать, поправил и перевернул очередную рыбку на самодельном шампуре. Не дожидаясь полной готовности, Наташа выхватила из костра очередную порцию, глубоко вздохнула и, несмотря на Андре, стала уплетать то, что так долго ждал её желудок. Она даже не заметила исчезновения последней шашлычной рыбки. В другое время несолёную, без приправы и гарнира она не смогла бы такую пищу и в рот взять, а здесь всё пролетело так незаметно. В костре тлело несколько угольков, дыма не было, и вот только сейчас заметила, что нет комаров и муравьёв, кого она терпеть не могла. Теплота разливалась по всему телу, её клонило ко сну, и она не сопротивлялась. Подул теплый ветер, как предвестник дождя, который был бы некстати. Надо подумать о сухом ночлеге, но в темноте, что можно найти более или менее подходящее. Тут он вспомнил про нишу в скале и густой кустарник. Пошёл проверить возможное убежище. Спотыкаясь о камни, с трудом, добрался до места, которое должно было укрыть от ненастья, сорвал с десяток широколистных прутьев, расстелил в глубине ниши. Когда вернулся, Наташа спала. Он собрал потухшие угольки, боеприпасы, автомат, ещё влажные штаны, подхватил утопленницу в охапку и по проторенной тропинке добрался до укрытия. Чтобы девушка не замёрзла, накрыл её своими штанами и лёг рядом с ней. Дождь действительно пошёл, сначала мелкий, затем перешёл в ливень с молниями и громом. Наташа спала, как убитая. Он долго не мог заснуть. Что делать дальше он не знал. Дождь ему не мешал. Сон пришёл сам.

Сон был глубоким, со сновидениями, которые Андре хотел запомнить и рассказать Наташе. А начал бы так: «Когда ты, испугавшись меня, упала за борт, я прыгнул в воду, чтобы спасти тебя. Корабль шёл полным ходом и быстро удалялся от нас. Я кричал, в надежде, что ты услышишь меня, но это произошло значительно позже. Наш лайнер так и не остановился, оставляя нас на произвол судьбы, шлюпки не спустили, спасательные плоты даже не трогали, а про пробковые круги просто забыли. Нет человека, нет проблем. Не смотря на это, мы встретились и попали в поле зрения весёлой кампании другого лайнера, капитан которого организовал спасательные мероприятия. Поднявшись на борт, я заявил, что ты моя невеста, что мы упали за борт спереди идущего лайнера и, что у нас предсвадебное путешествие. Мол, документы остались на том корабле, в каюте. Капитан связался с нашим капитаном, который удостоверил наши личности и был настолько любезен, что извинился передо мной и тобой, благодарил команду за наше спасение. Толпа пассажиров обступила нас, я больше всего привлекал их внимание своим ростом, а ты своей красотой и мокрой фигурой. Из толпы доносились реплики, некоторые весьма грубые, но в основном доброжелательные. Поместили нас в одноместную каюту. Ты разделась, развесив одежду для просушки, укрылась одеялом, а мне пришлось разместиться на матрасе, который принёс матрос. В полный рост лечь мне не удалось и, скорчившись, устроился на полу. Свою одежду, как мог, разместил на полке, оставшись в одних трусах. Через полчаса тот же матрос принёс холодныё ужин и две бутылки пива. Ты, согревшись, скинула одеяло, принялась за ужин, мне же доставляло удовольствие смотреть на жующую, обнажённую по пояс, юную деву моей мечты. После трапезы повернулась к стене и заснула, а я без охоты доел и допил. Небольшое возбуждение не помешало ему погрузиться в сладостный сон. Мне приснилось во сне моего сна, что ты спустилась со своей койки на мой матрас, откинула угол одеяла, который прикрывал мои коленки, тебе захотелось погладить мой, довольно обширный живот, и не только. Твои нежные ласки мертвого подымут, но я не был пока им и пробуждался медленно, сладострастно, с большой надеждой на вожделение, сладострастие, обладание и расслабление. И когда наступил тот момент, когда каждый мужчина ждёт почти всегда, постучали в дверь каюты… Вот так всегда. Я проснулся, огорчённый неоконченным, приятным, комбинированным сновидением. Всеми силами старался запомнить пережитое, для того чтобы пересказать ей».
Категория: Повести 3306