Автор: doktor
19-12-2012, 17:46

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Глава 19

Глава 19
В вагоне метро стало жарко и душно. Я посмотрел на часы и не поверил своим глазам. По моим расчётам, мы должны были подъезжать к станции «Орехово», но состав стоял. На нашей линии это часто случается. Я спросил у соседа, мол, долго ли мы стоим. «Да уж минут двадцать», — ответил он. Теперь мне стало понятно, почему так много успели прочесть. Духота была заметна не только нам. Пассажиры волновались и близки были к панике, и один молодой человек связался с машинистом, требовал открыть двери для вентиляции. Машинист пытался успокоить, объяснял, что не имеет права открывать двери в тоннеле, так как электрическое напряжение не снято. Открыли все окна, но легче не стало. Горячие двигатели поддавали жару в наш вагон. Погасло основное освещение, включилось аварийное. Читать не возможно. Волнение людей возрастало, у всех на слуху были недавние трагические события на станции «Павелецкая». Взрыв, пожар. Кто-то из пассажиров старался утихомирить молодого человека, у которого уже началась истерика. Толпа в этих случаях не управляема. Минут через десять прорезался голос машиниста и сообщил, что кто-то или что-то упало на пути, поэтому необходимо выходить через первый вагон и по рельсам добраться до станции, и что пути обесточены. Машинист сначала открыл двери первого вагона, затем, по очереди остальные. Люди стали успокаиваться, мы продолжали сидеть в полутьме. Спускаться на пути оказалось не так просто, но машинист помогал всем. Выходили на правую сторону тоннеля, освещение слабое, кое-где лужи, жирная грязь на стенах, свет в конце тоннеля. Последнее выражение нас всегда веселило. (ВКПб, КПСС, а последнее время Госдума.) Выбрались без приключений на станции «Орехово» Вышли наверх. Пошли пешком. Моя спутница, уставшая от чтения, попросила рассказать, что-нибудь из моей практики. Я согласился.

Поступает женщина с явлениями пельвеоперитонита, с направляющим диагнозом подозрение на внематочную беременность. Дежурный гинеколог идет на срочную операцию, так как история заболевания не исключает данное заболевание. При вскрытии брюшной полости обнаружено: небольшое количество сукровичной жидкости, правый яичник со следами разрыва фолликула, но кровотечения практически нет. Другие органы гениталий без патологии. Ушивание яичника, туалет брюшной полости, восстановление брюшной стенки. По состоянию больной, она не нуждается в нахождении в отделении реанимации. Это был четверг. В пятницу Обход отделения, который начинается с послеоперационной палаты. Смотрю и эту больную. Признаки пельвеоперитонита остаются, язык сухой, пульс частый, вынужденное положение больной. Быстро проходим всё отделение и возвращаемся к обсуждению оперированной по дежурству больной. Решено наблюдать три-четыре часа, после чего не исключена релапаротомия, то есть повторное вскрытие брюшной полости. Пятница, суббота и воскресенье не самое хорошее время для серьёзного заболевания. Больную не кормят, только капельница. Повторная операция неизбежна. Дежурная гинеколог ушла домой, хотя могла остаться, но у неё дети и вообще. Конец рабочего дня. Прошу ассистировать дежурного хирурга. Моюсь.

При вскрытии брюшной полости обнаружено: Со стороны внутренних гениталий патологии не обнаружено, в полости мутная жидкость, взят посев. Хирург согласен, что со стороны гинекологии у него претензий нет. Вызывает ответственного хирурга, который торопится на защиту диссертации коллеги и тем более банкет. Взглянув через плечо хирурга, она говорит, что хирургических заболеваний нет. Я настаиваю на более внимательном осмотре операционного поля, и оказалось: перфорации язв желудка в нескольких местах, которые и вызвали перитонит.
Ошибка гинеколога заключалась в том, что во время первой операции не консультировалась с хирургом и незначительную для здоровья патологию приняла за основную. Совпадения бывают. Но есть понятие: дифференциальная диагностика, о чём забыла дежурный гинеколог.

Была и у меня ошибка в диагностике. Поступает молодая женщина цыганка с диагнозом: подозрение на угрозу разрыва матки при беременности двадцать шесть недель. В этих случаях больных поднимают прямо в операционную. При осмотре живот значительно увеличен в объёме, пальпируется резко болезненная матка, увеличенная до двадцати шести недель беременности, кожа бледная, холодный пот, сознание сумеречное, иногда кричит от боли. Операционная развёрнута. Перед операцией полагается выпускать мочу через катетер. Медсестра проводит эту процедуру и получает два с половиной литра мочи. Больная перестала кричать, кожа порозовела, сознание ясное. Так что это было? Мнимая беременность с хронической задержкой мочи. Больная отпущена домой из-за отсутствия показаний к госпитализации. Она была очень довольна.

Девушка внимательно слушала меня и ни разу не перебила, даже тогда, как мне показалось, что она не поняла, что такое мнимая беременность. Я воспользовался её молчанием и сам спросил: «Как она относится к тому, что мы читаем? Она кратко ответила, что перечитывает книгу второй раз, без объяснений причины. И снова замолкла. Выражение её лица было скорбным, и я подумал, что видимо, мой рассказ или содержание книги как-то связано с её судьбой, её близкими или знакомыми. Вообще я не сторонник рассказов «страсти-мордасти» по своей профессии, но когда, находясь в гостях, узнавали, что я врач, было столько вопросов…

Когда вопрос начинался с фразы: «Вот у моей подруги…» знайте, это она говорит про себя. Мой совет молодым докторам — БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ.

Чтобы сократить затянувшуюся паузу, я продолжал свой рассказ. Поступает женщина с диагнозом «Подозрение на внематочную беременность». Опасение подтвердилось. В анамнезе уже была операция по той же причине. Делаю разрез с иссечением старого рубца, но скальпель не режет. Я меняю инструмент и снова тот же эффект, но только со скрежетом. Металлический предмет. Извлекли. Оказалась хирургическая игла. Операция прошла без осложнений. Больная выписана, но почему-то мы ей не сообщили об игле. Возможно, первый врач спас ей жизнь, и она была ему благодарна. Зачем тревожить?..

Я замолчал. Пришли к месту расставания. Она помахала рукой, я приподнял шляпу.
Категория: Повести 6759