Автор: doktor
7-02-2013, 09:40

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Главы 33-34.

Глава 33
После бегства от сотрудника КГБ девушка смешалась с толпой. Удивительно быстро прошла таможенный досмотр, она нашла свою группу и гостиницу. В номере было прохладно, и она уселась в кресло, скинув туфли. В её сумке лежала валюта, и ей не терпелось пересчитать, такую сумму она держала в руках впервые. И какой соблазн присвоить себе, хотя бы часть, хотя бы чуть-чуть. Деньги взяла у чужого человека, выручила его, а он даже не намекнул о возврате. Тут она вспомнила, что домой поплывёт на том же лайнере, и придётся встречаться с капитаном, который, видимо, обещал кому-то что-то купить. Его просьбу позвонить, тоже нужно было бы выполнить. Для него очень важно. С этого девушка и начала. Связаться с Москвой очень дорого, и она решила тратить деньги из запасов капитана. С третьей попытки, удалось поговорить с каким-то Иваном Ивановичем, который никак не мог понять, о чём идёт речь, может быть, боялся попасться на провокацию. После подробного рассказа о приключении на лайнере, с упоминанием гиганта, Наташи и сотрудника, он «врубился в тему». Иван начал с того, что надо купить, где, и как переправить самолетом в Москву. Девушка едва успевала записывать предметы покупок и адреса получателей. Под конец он просил передать капитану, что всё уладит, но часть покупок придется подарить нужным людям.

Группа спортсменок должна была принять участие в марафонском заплыве на десять километров в открытом море. Наташа тоже была в нашей команде, жалко, что утонула. После разговора с Иваном, ей пришлось побегать по магазинам, фирмам и базарам. Купила и заказала она почти всё. Пришла в номер и рухнула на кровать, а завтра соревнование.

Утро было солнечное, море спокойное, почти штиль. Заплыв хорошо был организован. Группа из трёх девушек заняли третье, пятое и девятое место. Если была бы Наташа, то второе место наше. Следующий день у них отдых, экскурсии, магазины. Подготовка к отплытию была скорой, и к вечеру все трое оказались на борту лайнера. Капитан встретил их, поздравил с успехом и пригласил в свою каюту. Достал бутылку коньяку, фрукты, и провозгласил тост: «Ваше здоровье это успех нашего спорта, желаю Вам и того, и другого!» Все дружно выпили. Девочки взахлёб, рассказывали о соревновании, городе, и, конечно, о магазинах, сравнивая с нашими.

Сотрудник — руководитель группы на борт лайнера не поднялся. Его задержала местная полиция. В поисках, убежавшей от него девушки, он потерял или забыл свои документы, а его подозрительное поведение привлекло внимание полицейского. Был доставлен в участок для установления личности, это несколько дней. Значит, он не успеет, и мы спокойно доберёмся до дому. Капитан, как бы невзначай, спросил у той пловчихи, которой передал деньги, что она смогла сделать. Она полностью подробно отчиталась, и он был доволен.

Глава 34
Во время чтения, я замечал, что моя спутница, пропуская несколько страниц, следила за моими глазами, угадывая необходимость перевернуть на следующую страницу. Описание постояльцев сумасшедшего дома и методы их лечения для неё было не интересно, и смущало её. Ну, сумасшедшие, что с них возьмёшь. Мы сами немного чокнутые. Я не имею в виду читателя, это я про себя. Когда перешли к новой главе, она присоединилась к чтению.
Наташа-утопленица после посещения стариков, где узнала о судьбе молодых людей, возни сотрудников спецслужб, и, что им пока ничего не грозит. Всё это она рассказала Андре.

Дни проходили своим чередом. Когда Андре спускался к морю за рыбой, Наташа кормила скотину, убирала в комнатах, готовила, жалела, что не попала в Грецию на соревнование. Чтобы поддерживать себя в форме, она ежедневно делала заплыв в сторону острова. На обратном пути, она что-нибудь покупала в автолавке. Баловала Андре шоколадом и сладостями. Полусладкое вино всегда было к обеду или ужину. Андре больше любил поздний ужин с вином, мясом и орехами, после которого шли в спальню. Каждый ложился на своё место, разговаривали, думали о своём будущем. Но разговоры быстро надоедали, и она прыгала на его обширное ложе, каталась на его широкой груди и животе. Андре с восхищением смотрел на маленькую девочку, которая разглаживала складки и неровности постели, и не только постели…

Вставали они рано, хотя, Наташа любила понежиться, и тогда он брал её на руки и выносил на свежий утренний воздух. От холода она прижималась к нему, а он своими теплыми ручищами согревал её спинку. Небольшая гимнастика и душ будил её окончательно.

Не заметно наступила осень, не такая как в Москве, но более тёплая и менее дождливая. К этому времени Андре закончил обустройство скалы, и жилище стало похоже на городское, со всеми удобствами. Зима выдалась, на удивление хорошая, дни короткие, но солнечные, большей частью безветренные. Проблемы возникли весной, когда при посещении стариков, старуха очень внимательно смотрела на живот Наташи, а затем сказала, что у неё будет ребёнок. В этот день она не принесла, купленные стариками продукты и гостинцы. Андре был счастлив и носил её весь вечер на руках, освободил от домашних работ. Наташа не знала, радоваться ей или нет. Андре договорился со стариками, чтобы они необходимые продукты и товары покупали, а он будет вечером спускаться за ними или поднимать их на верёвке. Наташа ещё несколько раз спускалась вниз, показаться гинекологу, для определения сроков родов. Она не доверяла данным Андре. Он много лет не работал врачом. В конце концов, стороны пришли к выводу, что роды должны произойти в конце июня.

Весна на юге России ранняя, весёлая, бурная. Кусты и трава зазеленели сразу после теплого дождя. Живность стремилась на простор, и Наташа выпускала коз и кур перед заходом солнца. Куры сами заходили на ночёвку, что не скажешь про коз. Её фигура округлилась, стала более женственной, не испортила привлекательность. С каждым днём молодая семья крепла взаимной любовью, и ждала счастливого дня.

КСТАТИ
Отсутствие врачебного наблюдения, в особенности при беременности поздних сроков, может привести к осложнениям в родах. Даже при необходимости госпитализации, очень трудно уговорить женщину лечь в родильный дом. Работая в женской консультации, мне приходилось хитрить. При взятии беременной на учёт я узнавал, кого она хочет родить, и в карте ставил пометку «М» или «Д». Если возникала необходимость в стационарном лечении, и больная оказывалась, я ей говорил, что ваш мальчик или девочка страдает, и ему требуется помощь. Возникал вопрос: «Откуда я знаю, что мальчик?» Ответ был прост. По сердцебиению. Всё в порядке. Она в роддоме. Если угадывал, получал благодарность, если нет, женщины забывали про мой прогноз.

Так как Наташа не состояла на учёте в женской консультации, за ней присматривала старуха, которая, как будто работала то ли акушеркой, то ли сестрой. Вдруг появилось поветрие рожать в воде, это мол, безболезненно и самой природой обусловлено. Мы все появились из воды. Старуха предложила такой способ родов, о чём не говорить Андре. На том и порешили.

Лето пришло жаркое. Наташа чувствовала себя хорошо, несмотря на прибавку в весе. К морю спускалась редко, не купалась, вода была ещё холодная. Старуха через день-два осматривала беременную женщину, прикидывая более точные сроки родов. Последние дни июня для Наташи были особенно напряжёнными, и своё беспокойство она не смогла скрывать. Андре понимал её, и не докучал вопросами, старался только помогать и успокоить. Наташа воспринимала заботу, как должное, благодарила и пыталась сама успокоить доброго большого человека. В этот день она подошла к краю скалы, и, когда увидала старуху, помахала ей, у неё начались схватки. Андре и Наташа спустились вместе, она к старухе, он к сетям. Всё как обычно. Старик спустил лодку на воду, посадил в неё старуху, а сам поднялся к дому. Наташа была только в одном сарафане, и в таком виде вошла в воду. Держась за борт лодки, она отошла от берега метров сорок, и погрузилась по грудь в воду. Старуха давала последние указания: как дышать, тужиться, как принять правильную позу тела, быть на корточках и одной рукой держаться за лодку. С первой потуги вода окрасилась в красный цвет, на что старуха не обратила внимания, и продолжала руководить родами. Наташа не кричала, слушалась каждому замечанию «акушерки», вне схваток глубоко дышала. Красную воду она не видела, у неё были другие мысли. С каждой схваткой красное пятно становилось интенсивнее и обширнее. Она заметно побледнела, рука ослабла, и, как будто она оттолкнулась от лодки. Старуха попыталась схватить её за руку, облокотилась на борт, и лодка перевернулась.

Она по росту была меньше Наташи, и, оказавшись в воде, дна ногами не достала. В панике стала кричать, барахтаться, стараясь достать, ушедшую под воду девушку. Ей это не удалось. К ней на помощь спускался старик. Андре был далеко в море. Он изредка поглядывал в сторону пляжа, и ни какой опасности не предполагал. Но когда, не обнаружил, ни старухи, ни Наташи, а по берегу бегал старик, размахивая руками, увидел перевёрнутую лодку, понял, что пришла беда. Старик успел вытащить из воды старуху, бросил её на гальку, и поспешил туда, где только что видел Наташу. Но течением её отнесло в море, где он был бессилен. Андре нырял и нырял, до тех пор пока не нашёл безжизненную, любимую Наташу-утопленницу. Реанимация оказалась неэффективной.

Старуха пришла в себя самостоятельно, и тотчас заголосила. Старик прикрикнул на неё, и она замолчала. Андре молча, вынес тело на берег, положил на гальку, и долго сидел. Он не плакал, просто дрожали губы. Потом резко встал, повернулся к старикам, и приказным тоном сказал, что нужно сообщить в милицию, что беременная женщина сама заплыла далеко в море, где началась осложнённая родовая деятельность, и что вы старики не успели на помощь.

Чтение этой главы у моей собеседницы положительных эмоций не вызвало. Она закрыла книгу, хотя время ещё позволяло пролистать несколько страниц. До конца поездки ехали молча. Что случилось с ней, я не мог понять. Вроде бы, как всегда. Я замечал, что её настроение часто меняется, без видимых причин. Что тяжёлая глава, я согласен, но это же книга. Расстались достаточно тепло, она даже улыбнулась и помахала из автобуса рукой. К больнице шёл медленно, курил. Время ещё было.

Не каждый день, время для геройского поступка, так было и сегодня. Скучная текучка тоже, своего рода, геройство. Выполнять свою работу следует хорошо, и оценка удовлетворительно означает плохо, халтура, но которая не привела к трагическим последствиям. При нормальных взаимоотношениях с хирургами и терапевтами всегда можно избежать отрицательных результатов. Но всё-таки профессиональные конфликты бывают. Поступает больная, которую я оперировал по поводу нарушенной внематочной беременности справа. Осматриваю. Данных на эту патологию нет. Прошу хирурга проконсультировать женщину. Хирург настаивает на диагнозе связанном с патологией гениталий. Долго спорили. И только после категорической записи в истории болезни, что острых заболеваний по гинекологии нет, хирург пошёл на операцию, и, оказалось во время, гнойный аппендицит. Это больная Омельченко, которую вылечил от бесплодия, и первого мальчика назвала моим именем.

Один раз дежурил под Новый Год. Больных мало. Стол накрыт. Все собрались. Под бой курантов звонок из приёмного покоя. Поступает тяжёлая больная. Внематочная беременность. Застолье отложено. Как встретишь, так и проведёшь…

Так оно и случилось. Весь год был насыщен оперативной деятельностью.
Категория: Повести 1347