Автор: doktor
25-01-2013, 18:11

Ошибка гинеколога или не ошибись дверью. Глава 30

Глава 30
Две недели мы не могли встретиться. Скорее всего, у моей девушки очередной был отпуск, да и я стал дежурантом, то есть, работаю сутки через двое, хотя по КЗОТУ, сутки через трое. В это время вспомнил случай не нашей ошибки, о чём намериновался рассказать своей попутчице. В терапевтическом отделении находилась на обследовании женщина, с подозрением на цирроз печени и наличием асцита. Производили операцию парацентеза (откачивание жидкости из брюшной полости), получили около двух литров, но объём живота практически не уменьшился. Назначили консультацию гинеколога, который заподозрил многокамерную кистому яичника. В своё время, когда проходил курсы повышения квалификации в Боткинской больнице, нас заверили, что в сложных случаях они всегда придут на помощь. Тем более, больная страдает сильной одышкой, гипертонической болезнью, аритмией, и является сотрудницей нашей больницы. Звоню в Боткинскую, говорю с доцентом, которая обещала помощь, и получаю вежливый отказ. Звоню проф. Блошанскому Ю. М. .Он сказал, что надо рассчитывать на свои силы, и никто не возьмёт такую тяжёлую больную. Кому охота иметь смертность на операционном столе. Делать нечего. В условиях реанимационного отделения, несколько дней готовим больную к операции.

На операции оказалась многокамерная кистома яичника общим весом тридцать килограммов. Два дня в отделении реанимации, дальше в общей палате, и выписана она на двенадцатые сутки в хорошем состоянии.

Здесь мы имеем упущение со стороны зав. отделением, где работала больная в качестве буфетчицы. Для оформления медицинской книжки были взяты мазки без осмотра гинекологом. Формально больная здорова и может работать в буфете, что послужило поводом не обращения к услугам гинеколога. За одной ошибкой могли бы быть и другие. Как обычно и бывает.

За двухнедельный перерыв в чтении у меня появилось чувство транспортного одиночества. Заметно было, что мне чего-то не хватает. В метро и автобусе чаще читал газету, стоя, и не пытался я найти свободное место. Погода иногда, ухудшала настроение и поездки на дачу, в редкие выходные, не приносили мне радости. А я очень люблю поковыряться в земле, правда, больших успехов в сельском хозяйстве у меня не было. После посещения своего участка, мне приходилось отмывать руки, и я стирал вручную, что попадалось. Так было вчера, а сегодня, как обычно, я стоял на остановке автобуса, без надежды на встречу с девушкой и книжкой. Но, Боже мой, она спешила на автобус, и если она не смотрела на меня, я бы её не узнал. На ней был легкий брючный костюм с белой блузкой. Обычно она носила платья. Нарядный её вид меня несколько смутил, но на всякий случай сказал, что одежда очень идет к её лицу. Она улыбнулась. Сели. Книгу она приготовила заранее, закладку-календарь переложила в конец. Пролистав несколько страниц назад для освежения памяти, она остановилась на нужной.

Андре потом расскажет, с какой целью он похитил её. А пока он сидел и смотрел на Наташу-студентку. Она перевернулась во сне, приняла позу, похожую на ту, что была на крыше затопленного судна. Ему внезапно захотелось её разбудить и ласкать, и ласкать. Голос Свыше остановил его желание, и он вышел из спальни. Андре не мог понять, как она быстро привыкла к нему, не оттолкнула, и наоборот прижалась и слилась с ним в одном порыве. Ведь Наташа-утопленница была благодарна за спасение, а здесь похищение. Пути к женщине непостижимы. Некоторое время он походил по лужайке, подошёл к краю скалы, и посмотрел вниз. Он увидел, что к дому, где молодые сняли комнату, подъезжает милицейский фургон. Андре догадался, что разыскивают Наташу. Что расскажут старики, хозяева дома? Что делать? Надо будить её. Он вошёл в спальню, покрыл спящую простыней, и тихо позвал Наташу. Она медленно просыпалась, потянулась, и, не снимая простыни села на край кровати. Что-нибудь случилось? Её взгляд вопрошал.

Андре, как ни в чём не бывало, пригласил её чего-нибудь перекусить. Она потянулась, улыбнулась и согласилась. Это был и не завтрак, и не обед. Стакан молока, два яичка всмятку, орехи и какие-то ягоды, которые с удовольствием съела. Сам Андре не ел и ждал подходящего момента, чтобы сообщить об увиденном. Когда пища была поглощена, он повёл Наташу к краю скалы. Милицейский фургон стоял у калитки дома стариков. Сотрудников не было видно. Хозяйка вышла, вытирая руки, сморкаясь в фартук, и прикрыв ладонью глаза, посмотрела на скалу. Наблюдатели, не сговариваясь, присели за кусты, чтобы она не обнаружила их. Так они, молча, провели в укрытии больше часа. Хозяйка то заходила в дом, то выходила и каждый раз всматривалась наверх скалы. Всё это время старик был дома. Ну вот, наконец, милиционеры появились в сопровождении старика, попрощались, пожав ему руку, а хозяйке отдали, как бы честь. Машина уехала. Старик перекрестился и помахал рукой в сторону скалы. Андре вздохнул с облегчением, а Наташа озабоченная, смотрела на него и молчала.

О чём нужно было говорить, если они не имели необходимой информации. Как её добыть, вот вопрос? Спуститься Наташа не могла, Андре появляться на людях не должен был. Выручил старик, он помахал рукой и ею указал на полоску пляжа. Андре понял его, ему есть, что рассказать. Попросил Наташу спрятаться в нише скалы и ждать его возвращения. Андре дал отмашку старику и стал спускаться вниз. Старуха проводила старика до тропинки и долго оставалась на одном месте, пока он не очутился на пляже у подножия скалы. Старик сел на камень в ожидании гиганта. Поздоровались молча. Андре ждал рассказа старика. Начал он с того, что он не вызывал милицию и, что, видимо, Сергей был инициатором подачи заявления в органы. Их интересовало, когда я видел Наташу в последний раз, когда сдал им комнату, были ли ссоры между молодыми. Отвечал я откровенно, кроме вашего её похищения. Когда хозяйка всплакнула, мне пришлось её выгнать из дома, и она хорошо сыграла обиженную женщину. Паспорта девушки милиционеры не нашли, я его спрятал, так на всякий случай. Ведь девушка жива. Андре утвердительно покачал головой, продолжал слушать и думать, что будет дальше. Старик закурил, посмотрел наверх, махнул старухе, после чего она направилась к дому. Андре из рассказа понял, что милиция больше не вернётся, и поиски Наташи прекратятся. На прощание он попросил старика купить ему хлеба и что-нибудь сладенького для пленницы. С этими словами они расстались. Старик засеменил к тропинке, Андре стал взбираться на скалу. Наташа с нетерпением ждала его. Ей хотелось, чтобы всё кончилось миром, но уходить со скалы было не лучшим вариантом. Андре пересказал разговор со стариком, и она несколько успокоилась. Ей было жалко, что он не узнал про Сергея. Так в переживаниях прошёл день, без еды, без питья, без повторной любовной ласки.

Ближе к вечеру, Наташа попросила Андре рассказывать про жизнь с утопленницей. Может быть, он отвлечется от тяжёлых мыслей, и вспомнит хорошие моменты их бытия.

Если ты помнишь, мы освободились от молодых людей и милицейского патруля. Нам было необходимо, в условиях скрытности жить на этой скале, добывать пищу, деньги, которые таяли с каждым днём, каждой покупкой. Я несколько раз наведывался на первый остров для более тщательного осмотра затопленного судна. Улов был небольшой, но то, что находил, пригодилось в хозяйстве. Особенно рад был старик, которому доставались бутылки с вином. В благодарность он угощал нас жареной рыбой, солёными огурцами и всякой зеленью. Как-то я спросил его насчёт уловов рыбы, где ловит, на какой глубине. По привычке он сплюнул, выругался, показал на остров. Ближе рыбы уже не было, а к острову пограничники не пускают. Я предложил ему, что смогу помочь найти косяк рыб, а он выгодно её продаст. Мне нужна маска для подводного плавания или очковое стекло без диоптрий. Маску он не нашёл, а стекло от старого противогаза принёс. Я приспособился удерживать его наподобие часовщиков, которые бровями прижимают лупы, для осмотра мелких деталей. Стекло очень хорошо подошло к моему лицу, и я мог, правда, одним глазом, изучать подводный мир. В прибрежной акватории действительно приличной рыбы не было, но видел крабов, которых с успехом можно реализовать курортникам. Попадались красивые раковины, мелкие рыбёшки, заросли водорослей. Обследуя, подводный вход на скалу, обнаружил расщелину, из которой струилась теплая вода. Она же была пресной. Мы использовали её в пищу, в душе, и обогревались в холодную погоду. По подводной косе ходил на остров. Ещё раз спускался в трюм судна, но ничего подходящего не нашёл, кроме старой торпеды, если она была торпедой. За то в месте, где теплая вода смешивалась с морской, косяки крупной рыбы держались постоянно. Я ежедневно ставил сети старика на ночь, а утром он выбирал улов. Часть рыбы продавалась свежей, а другая часть жареной. И то и другое было нарасхват, так как хозяйка готовила отменно. У стариков дела пошли хорошо, появились деньги, и наши связи ещё больше укрепились. Наташа часто ходила к ним в гости, чаще всего после купания. Я бывал у них по вечерам. Наступала осень. Надо готовиться к холодам. Наташа приняла активное участие в обустройстве жилища и убранства. Она говорила, что и как надо делать, и я сделал, ты почти всё видела.

Однажды, разыгрался на море шторм. На берег накатывались двухметровые волны, выбрасывая водоросли, мелкую гальку, медуз и всякий мусор. Во время игры стихии, раздался мощный взрыв, и столб воды и дыма поднялся над островом. Это детонировала торпеда на судне, которое волны раскачали, может быть перевернули его. Я сплавал после шторма к острову, увидел печальную картину. Взрывом снесло растительность, под которой мы прятались, на склонах скалистого берега висели или лежали металлические останки судна. Оглушённая рыба плавала верх брюхом. Так закончилась эпопея с нашим островом спасителем.
Категория: Повести 1391