Автор: doktor
6-10-2015, 14:17

Подпольная поликлиника

Меня попросили уладить конфликт между главврачом и местным Мэром. О причинах взаимных непониманий меня не информировали — там разберёшься. Владимирская область. Кстати, моя любимая. Однако, мой провинциальный городок находился на границе с другой областью, и к чьей он относился я не уточнял. От вокзала на автобусе ехал часа полтора. Город, как город, лежит на возвышенности, разделённый на две части лесным массивом, скорее всего посадками. Пологий склон вдали заканчивался берегом небольшой речки. Противоположный склон не просматривался.

Прибыл на место в воскресенье, и стал искать гостиницу. Уже вечерело, а ночевать негде. Спрашиваю у местных жителей, они смотрят на меня, как на сумасшедшего. Это у вас в Москве гостиницы, а у нас, дай Бог, найти дом «Колхозника», и то на центральном рынке. Я туда. Нашёл. Это деревянное строение, за стойкой молодая женщина в халате семидесятых годов. Оформление закончилось через минуту, как только я заплатил за койку. Ключи мне не вручили, попросили подождать, пока не съедет посетитель. Сел в единственное кресло возле журнального столика. Взял местную газету, и стал ждать.

Читая газету, я погрузился в Советское время. Стиль и форма статей мне напомнила нашу «Вечёрку», даже названия, видимо, переписаны из далёкого прошлого. «Город — селу» — это помощь учащихся ПТУ во время сенокоса. И ответ: «Село – городу» – тысячи тонн в закрома государству. Построили мост через канаву, и установили знак «Движение автомобилей запрещено». Читаю дальше: «Наследственная ясновидящая: приворот, отворот, заговор, снятие порчи и проч…». «Знахарка лечит СОРОК болезней, в том числе рак, болезнь Альцгеймера и др.». Последнее, что меня потрясло, так эта реклама в рамке, она поведала: «Вновь открывшаяся подпольная поликлиника приглашает на работу: врачей всех специальностей, медсестёр, санитарок, а также слесарей, электриков, бухгалтеров. Предпочтения у подпольных специалистов. Тел. ... , Адрес ... , с 9 до 17 собеседование у Главврача».

Утром, после скудного завтрака, отправился сначала в Управу города, к Мэру. Дорога была полугрунтовая, полуасфальтированная, и вела всё время в гору, хотя с небольшим уклоном. Прошёлся по мосту через сточную канаву, мост как мост, деревянный с перилами, хорошим настилом, но его уровень не совпадал с мостовой с обеих сторон. Поэтому и поставили запрещающий знак. За поворотом увидел трёхэтажное здание с флагом на крыше и крупными буквами на фасаде надпись: «Дом правительства». Вот даёт провинция.

Показав охраннику своё командировочное удостоверение, поднялся на второй этаж. Длинный коридор, на каждой двери таблички, кто хозяин кабинета. Нахожу нужную дверь, с писанной золотом надписью: «Мэр города Фамилия … Павел Иванович. Часы приёма, тел., www.». Почему-то вспомнил Чичикова. В приёмной миловидная секретарша вежливо так спрашивает: «По что пришли?» — я показываю удостоверение – она уходит. Минут через десять, показав мне, что они «не лыком шиты», приглашает меня в кабинет. Убранство большой комнаты нельзя сказать президентское, но премьер позавидовал бы. П-образный стол, мягкие кожаные стулья с подлокотниками, во главе стола огромное кресло белой кожи, на стенах картины в позолоченных массивных рамках. Портрет Дзержинского над головой Мэра. Очевидно, он в прошлом работал в органах. На столах стоят бронзовые настольные лампы с зелёными абажурами, хрустальные пепельницы.

Поздоровавшись, Павел Иванович авторучкой, молча, указал на моё место. Это был последний от него мягкий стул, куда я и уселся. Нас разделял пятиметровый стол покрытый зелёным сукном. «По, что пришли?» — сильно окая, произнёс он, показывая всем видом, знай своё место. Я, как мог короче, ознакомил его с причиной моей командировки для уточнения причин возможного конфликта и его устранения. На всякий случай упомянул своё министерство и мои полномочия. Удивительно, но последнее произвело на Мэра особое впечатление. Он встал, попросил меня пересесть на три стула ближе к нему: «Мы, в какой-то степени идеологически близки друг другу и не родственники. Значит, можем говорить откровенно и в деловом ключе» — почти, по-отечески, произнёс Павел Иванович. «Ну, а что у вас произошло?» — вставил я.

— Началось с того, что я хотел закрыть поликлинику, сделать ремонт и здание переоборудовать под общежитие для гастерарбайтеров. Мы очень нуждаемся в них. Но, как назло, главный врач завоевала звание «Врач года», а поликлиника заняла первое место в области по всем показателям. Она добилась финансирования из области, а наш бюджет был урезан, и теперь я не могу воздействовать на кадровую политику в поликлинике. Я сделал пешеходную зону, как у вас на Арбате, а то они разбивают дороги своими «копейками» и «тавриями». Видите ли, им не понравилось. Колхозники, что с них взять, провинция. К тому же, у нас в другом районе есть поликлиника и небольшая больничка, так нет, ей свою подавай. Всё делает мне назло. Наша с вами задача вернуть поликлинику под крыло городского правительства — сделал короткую передышку, он вытер потное лицо и шею. Уже стоя, продолжал говорить, говорить… Я посмотрел на часы, предлагая, закончить затянувшуюся тираду. На прощание я заверил градоначальника, что у меня есть полномочия, чтобы расставить все точки над «i».

От Мэра я отправился в районную поликлинику. Ходьбы до неё минут десять-пятнадцать, как сказала пожилая женщина, которую я встретил, выходя, из Управы. По обочинам дороги росли высокие кусты, как мне показалось, это были кусты шиповника, но такой высоты видел в первый раз. Судя по времени, которое я потратил, поликлиника должна была быть где-то здесь, но, ни одного строения не было видно. Стал осматриваться, заглянул между кустов, и внизу за ними обнаружил то, что мне нужно. Продираться через колючки не хотелось, ведь должен быть какой-то проход. Нашёл узкую тропинку совершенно случайно. Кто-то ойкнул, падая за кустами. Я туда на звук.

Двухэтажное белое здание, окружённое молодыми посадками деревьев, находилось в ста метрах от дороги. Я обошёл поликлинику. У главного входа припаркованы две машины: одна красная «копейка», другая тоже красная «Ока» с красным крестом на лобовом стекле и надписью на кузове «Неотложная медицинская помощь». Из здания вышла девушка в белом халате, я её окликнул. «Что надо. Из Москвы что ли? Надоели, каждый день то «Налоговая», то «Следственный». Если вам бухгалтера, то она будет после обеда, а главный врач, так она вон на «Таврии" едет», — проворчала санитарка и села на скамейку, прикуривая сигарету.

Машина стала парковаться, но задний ход водителю не удавался, и всё время «Таврия» вставала под углом к зданию. Наконец, водитель газанул и двигатель заглох. Машина новенькая, а хозяйка ещё новей по стажу вождения. Я подошёл к дверце, помог женщине выйти и представился. Она кивком головы пригласила последовать за ней.

Вера Павловна, главный врач шла уверенным шагом, надо же, мне везёт на такое имя отчество, а я семенил за ней. Кабинет просторный, по стенам расставлены стулья равные количеству завотделений. Из излишеств отметил наличие аквариума и небольшая финиковая пальма, видимо, выращенная из косточки самой хозяйкой. На ходу надела бледно-голубой халат, и села она на своё место, а мне достался стул возле неё, не дальше полутора метров. Это хороший признак, располагающий к откровенной беседе. Я пересказал содержание моей встречи с Мэром. Она одобрительно кивала головой, доказывая, правдивость градоначальника, но иногда её брови поднимались настолько высоко, что мне приходилось делать продолжительную паузу.

— Он рассказал «околоправдивую» ситуацию, но забыл или опустил истинную причину так называемого конфликта. Он сто лет работал в органах руководителем, но по возрасту должен снять погоны, а генерала в нашем городе не положено, так решил себя попробовать в политике, ещё оставаясь, на руководящей должности. На выборах весь его батальон, а это двадцать процентов имеющих права голоса, проголосовали за него. Попробуй не голосовать. Да, это везде так. Вы не видели его домик в пригороде. Его построили «декабристы» — осуждённые на пятнадцать суток, а теперь ему нужны строители из средней Азии. Дёшево и сердито. Вот и решил угробить нашу поликлинику» — главный врач встала и подошла к окну.

Передо мной стояла молодая симпатичная женщина, скромно одетая, если не считать, что её юбка едва прикрывала колени. Причёска была на вкус местного парикмахера, но даже она не уродовала её небольшую головку. Крупнолицых, лично я, не люблю. Навскидку ей было тридцать три — тридцать шесть лет, а мне к этому времени уже сорок. В студенчестве был женат, но довольно неудачно, хотя, протянул брак, лет десять, так и остался без детей.

Вера Павловна продолжала:

— А не показывал ли Павел Иванович свою комнату отдыха, которая приспособлена к разным видам и фантазиям современного отдыха руководителя. Однажды он пригласил меня в эти апартаменты на чашку шампанского и кофе. Я, с дурьей головы, согласилась. Был коньяк, игристое, кофе. Пили за процветание здравоохранения, дружбу с администрацией и лично с ним. Кончилось тем, что он предложил тесную дружбу, ближе некуда. Я куда-то его ударила, он обмяк. Только дома осознала, куда пришёлся мой удар. С тех пор начались проверки: то пожарные, то СЭС, а последнее время следователи и инспектора Минздрава. Так вы из последнего учреждения? К вашим услугам — она села. Я посмотрел на её ноги, и понял, почему вождение автомобиля удаётся с трудом – виновники высокие «шпильки».

Беседа с дамой местного здравоохранения, мне больше чем понравилась, а она, как мне показалось, проявила определённый интерес ко мне. После всего прочего, она спросила: «А где вы остановились? Может в «Доме колхозника», клопы не зажрали?». Я вспомнил прибаутку студентов в капустнике: «Мне приснилось, что нет клопов, спокойной ночи, спокойной ночи». Да, я так устал, что не реагировал на мерзких паразитов, но ночью временами почёсывался. Она водила по поликлинике, объясняя, что половину взяла из социализма с человеческим полу лицом, а остальное из нашего капитализма или империализма, «Как высшая стадия капитализма» — В. Ленин.

Осмотр здания закончилось тем, что Вера Павловна предложила мне переночевать в палате предварительной госпитализации, пока она не используется по прямому назначению. Отказаться я не смог.

Утром проснулся около десяти, но вставать не хотелось, и нежился в чистой постели ещё почти час. Гимнастикой по утрам я никогда не занимался, достаточно мне было потянуться, и бодрость приходила сама собой. Чтобы поесть, мне придётся идти в центр города. В то время, когда я обдумывал, чем загрузить органы пищеварения в дверь постучали. Успел только натянуть брюки и на босу ноги надел туфли, крикнул: «Войдите!». Первым кто, вкатился, это был столик на колёсиках, а за ним появилась Вера Павловна. То, что я не при параде, она сделала вид, что не заметила. «С добрым утром», — сказала и ушла. В голове сверлила мысль: «С чего бы это всё, да неужели…». Хотя, а почему бы нет.

Сказать, что я утолил голод, вы не поверите, как был голодный, так и оставался им. Но с благодарностью, я отправился в кабинет главврача. Начал сразу, без обиняков: «Я понял, что вы сами ещё не завтракали, а посему приглашаю вас где-нибудь посидеть с тарелочкой каши и «кокавой». Нарочно окая. Она тотчас ответила, тоже окая: «Кокаву я не люблю, а посидеть с вами с большим удовольствием, тем более я, действительно, не успела поесть». Всё ясно, я в её вкусе. Осталось решить, где посидеть. Выручила Вера Павловна: «Руководители подразделений имеют права отобедать в столовой Мэрии, а вы являетесь гостем, так что мы полноправные посетители. Здесь цены в два раза ниже, нежели в городском общепите. А основное, так это то, что наш любимый Мэр может нас увидеть. Для него будет большой неожиданностью».

За малым обедом Вера Павловна рассказала, что через два дня должна поехать в Москву на «Курсы усовершенствования…» Я тотчас пригласил её остановиться у меня на всё время учёбы. Видели ли вы, какая искра выскочила из глаз главврача. Если бы я курил, то мог бы прикурить сигарету.

Через два дня мы были в Москве. На другой день после прибытия мою квартиру нельзя было узнать. Это жилое помещение почувствовало руку хозяйки, всё расставлено по местам, и я не возражал. Как-то утром я спросил: «Зачем она открывает подпольную поликлинику и собирает подпольных специалистов?». Её смех обескуражил меня: «В нашем городке два района: один за лесом, так и называется «Залесье», другой «Подполье», раньше на этом месте были поля и выгоны для скота. Отсюда произошло название. И поликлиника «Районная подпольная», но к криминалу отношения не имеет».
Категория: Рассказы 1703