Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/doktorpish/doktorpishet.ru/docs/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/doktorpish/doktorpishet.ru/docs/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/doktorpish/doktorpishet.ru/docs/engine/modules/show.full.php on line 343 Дедектив (продолжение) » Доктор пишет
   
 
Автор: doktor
29-04-2016, 14:37

Дедектив (продолжение)

Хорошую мысль необходимо воплощать в жизнь немедленно! Я мгновенно переоделась в мамину одежду, с ужасом посмотрела на свои ноги, на мне были туфли на высоком каблуке. Волосы собрала в пучок на затылке, надела синий халат и чепчик тёти Мани, нашей уборщицы, взяла швабру и вышла на улицу. Мужчина взглянул на меня, но без особого интереса. Щёткой смахнула воду со ступенек, затем сняла халат, чепчик, прихватив всё это, отнесла в салон. Через минуту я выходила на улицу, слегка прихрамывая, как пожилые женщины, не желавшие расставаться с высокими каблуками. Своё лицо старалась скрыть, но, насколько получилось, я не знала. Прошла спокойно. Тип стоял на месте.

Магазин находился в пяти минутах быстрой ходьбы, а мне следует идти по-старушечьи и пока всё удавалось. Секцию 222 я нашла быстро, магазин небольшой, народу мало, подошла смело, и стала рассматривать телевизоры, микроволновки и всякую мелочь. Около кассы моя клиентка разговаривала с кассиршей, обсуждали причёску, что она не заплатила за укладку, и как кричала на Светку, то есть на меня. Почти шёпотом, сообщила, что я потеряла память или вообще сбрендила, но всё-таки спросила на счёт денег и обещала зайти. Надо сказать Жоре, чтобы он ума вложил ей, а может и ноги переломал. Да, я действительно во что-то влипла. Следует узнать, кто такой Жорик, и что от него можно ожидать. С этими мыслями отправилась в салон. Два дня было тихо, как обычно.

Сегодня ко мне пришла клиентка, которая захотела встретиться со мной, чтобы я привела её голову в порядок и заметила: «Мне бы очень подошла такая же причёска как у вас. Я вас очень прошу, Светлана. Я ваша полная тёзка». Парикмахер сам себе не делает укладки, тем более, мне всё делала Вера, и довольно хорошо. Об этом я ей сказала. «Мне всё равно, но только такую же, как у вас» — взмолилась Светлана. Я сделала знак Вере, она поняла, пригласила её в кресло. Через час Светлана встала возле зеркала, посмотрела на меня, затем на своё отражение и с благодарностью, щедро рассчиталась с Верой. Легкой походкой она покинула салон. Я, выглянула на улицу, мой тип отправился за Светланой-прим.

— Ну, Верка, мы с тобой станем детективами на общественных началах. Нас или убьют, или выйдем замуж. Ты согласна?

Вера, не зная, что сказать, одобрительно хмыкнула, видимо, за муж её больше устраивало. Ведь недаром у нас мужской зал теперь.

Как только, мы произвели сами себя в сыщики, я переоделась в уборщицу, почти бегом отправилась в магазин. У секции я увидела всех наших героев, это были обе клиентки и поодаль мужчина с зонтиком, но без зонтика. В руках держал прибор «дальнего подслушивания», они свободно продаются по 690 рублей за штуку. Он мне не нужен, я стояла рядом с кассой и слышала своими ушами, о чём говорили наши герои.

Разговор носил странный характер, то громкая ругань, то шёпот. Ясно было, что Светлана-прим не принимала претензий по поводу денег и товара, обращалась и к кассирше, и к продавщице спокойно, призывая их к пониманию её тяжелого материального положения. Сотрудницы магазина притворно рассмеялись ей в лицо. К кассе подошёл худой, долговязый мужчина, одетый в куртку, нет скорее всего в телогрейку без пуговиц. Я подошла поближе, внимательно всмотрелась в лицо мужчины, которого, как я узнала, звали Жориком. Кассирша показала ему глазами на Свету-прим, он кивнул и вышел из магазина. Моё присутствие может показаться подозрительным, и поэтому, тоже вышла из магазина, вслед за Жорой.

Вернулась в салон, переоделась и только сейчас заметила, что та Светлана была одета в точности, как и я. Моя причёска, туфли на высоком каблуке, кофточка и даже походка принадлежали ей. Уходя домой, мужчина провожал меня до дома, и какое-то время стоял на своём посту. Соседка моя беседовала с пожилой женщиной, видимо, из нашего подъезда, покосилась в сторону типа, он отвернулся. Я почти бегом поднялась на свой этаж и, не зажигая свет, уставилась в окно. И только, когда соседка открыла входную дверь, затем поднялась на третий этаж, я включила свет. Есть, и пить я не могла. Нервное, спокойная обстановка в квартире подействовала на меня расслабляюще, и я завалилась в кресло, и решила позвонить верхней соседке. Длинные гудки насторожили меня, никто не подходил к телефону. Ведь, я видела, как она входила в подъезд, слышала, как поднялась на свой этаж, но дверь не хлопала, что странно. Может, остановилась у лифта потрепаться с какой-нибудь другой знакомой.

Страх сильный побудитель к самосохранению. Чтобы подняться на один лестничный марш и посмотреть, что происходит на площадке, я вооружилась своими ножницами. Тихо открыла дверь и в тапочках, чтобы не шуметь, медленно, наступая на каждую ступеньку, поднялась на третий этаж. Соседка лежала возле своей двери, которая была открыта, а рядом с ней валялась её сумочка. Я онемела, не могла ни кричать, ни звать на помощь. С ужасом смотрела на лежащую женщину, подошла к ней, убедилась, что дышит, но без сознания. Срочно скорую и полицию! Через несколько секунд я в своей кухне и сразу к окну. Типа не было видно. Звоню в скорую. Вопросы: «фамилия, возраст, адрес, что случилось?» Откуда я знаю ответы на эти вопросы, кроме адреса. Звоню 02. Те же дурацкие вопросы. Назвала адрес и тем, и тем. Ждала службы минут двадцать. Первыми подъехала полиция, затем и скорая. Я стояла и наблюдала, как одна служба мешала другой. Оказалось, что я единственная свидетельница и должна отвечать на все вопросы, которые сыпались с двух сторон. Ну, что я могла рассказать. Да, ничего. Тогда лейтенант полиции предложил мне проехать в отделение, на что я не выразила большого желания. Спросила у фельдшера: «В какую больницу отвезут больную?» Он ответил толи с усмешкой, толи с соболезнованием: «Если довезём, то в "Центральную"».

В отделении, тот же лейтенант спросил меня, что же произошло в подъезде. Я пересказала, что знала и видела. О том, что меня окружало последние нескольких дней, я решила воздержаться от подробностей, так как считала не относящиеся к этому, никакого отношения. Он выслушал, записал и напоследок дал визитку с его телефоном из расчёта, если я что-то вспомню, то позвоню. Я пообещала и ушла.

На следующий день, пользуясь служебным положением, решила посетить соседку в больнице. Она находилась в реанимации. Периодически её отключали от ИВЛ, искусственная вентиляция лёгких, и она могла говорить под наблюдением врачей. Я этим воспользовалась, как самая близкая подруга, соседка при отсутствии близких родственников, которая может ухаживать за больной, вымыть полы в палате, покормить остальных больных, перестелить, и, вообще быть полезной в отделении. Персонал был доволен. Мария Васильевна, так звали соседку, лежала неподвижно, с открытыми глазами, смотрела на меня и молчала, казалось, хотела что-то рассказать, но не знала с чего начать. Я могла бы ей в этом помочь, но сама не знала как. Помог врач, который спросил больную: «Как дела?» после чего, больная будто, пришла в себя, взгляд стал, фиксирован и осмысленным. Настало моё время.

— Мария Васильевна, что произошло на лестничной площадке в тот злополучный день, кто напал на вас, за что? Это важно для вас и для меня. Может удар по голове принадлежал мне, а пострадали вы. Что вы помните, расскажите. Я была в полиции, но не знала, что говорить.

Соседка устремила взгляд в потолок, и я подумала, что она отходит. Взяла её руку, крепко сжала, вынудила её на нужный для меня разговор.

— Светлана, тихо обратилась она ко мне, виновата я перед тобой. Это был Жо… — и испустила дух. Врач реаниматолог не удивился её смерти: «У неё черепно-мозговая травма не совместима с жизнью. Мы ждали конец с минуты на минуту, и это произошло».

Я ушла подавленная, испуганная, не знающая, что делать и нужно ли, что делать. Я вернулась в салон. Мои девочки трудились, как обычно, мужское кресло не пустовало. В нём сидел мужчина, лет сорока, худощав, высокого роста, в телогрейке-куртке. Так это тот самый Жора. Подхожу. Что вам угодно? Он поднял голову, я попросила снять телогрейку и накинула синтетическую накидку на его шею.

— Как вас подстричь, может молодежную «Польку», или что вы предпочитаете?

— На Ваше усмотрение — ответил Жо.

— У вас запущена голова и волосы, вам нужно сначала вымыть голову, а затем стрижка и будет стоить 1500 рублей.

Он согласился на всё. И я принялась за работу. Поправляя накидку, приподняла его рубашку и увидала татуировку в виде крестов на куполах храма. Так это вор в законе, ужаснулась я. Пока мыла голову, он молчал, а я старалась доставить ему удовольствие своими мягкими пальчиками, он разомлел. Я достала свои длинные ножницы раздвинула бранши на уровне его глаз, он содрогнулся и попытался освободить свои руки. Что страшно? Я направила своё оружие в его ноздри и удалила все джунгли в носу. Кстати, не все мужчины удаляют заросли, и когда сморкаются, козявки остаются на волосиках, а потом ковыряют в носу пальцем, извлекая их. Стрижка прошла спокойно. Опасной бритвой, сейчас не все знают, что это такое, сняла лишние волосы, и предложила побриться, хотя нам это запрещено. СПИД. Он молчал, я взяла бритву, направила её на ремне.

Прислонила к его горлу бритву, и чёрт меня попутал, проговорила: "У каждого имеется свой клиент, у вас свой, у меня вы. Один клиент становится пациентом, вы же можете стать сейчас "жмуриком", достаточно полоснуть бритвой по вашему горлу и скорая уже не поможет. Жорик утопил себя в кресло. Я задала ему последний вопрос: "Зачем и почему ты убил мою соседку, Марию Васильевну?" Он сорвался с места, кинулся к двери, но Вера была начеку, она преградила дорогу и указала на кассу. Жора бросил две тысячи в кассу и выбежал на улицу. Накидку потерял по дороге.

В доли секунд я переоделась в уборщицу и двинулась в магазин. Жора не шёл, он бежал. Я тоже ускорила шаг. Магазин пуст. Несколько посетителей рассеяно бродили между прилавками с техникой и не собирались что-либо покупать, просто присматривались. Я подошла ближе к кассе, Жора уже стоял там. Он махал руками, оживлённо рассказывал, что его чуть было, не зарезали и выкололи глаза. Кассирша хваталась за голову, кивала невпопад, охала, вытирала платком сухие глаза и пыталась, как могла успокоить мужчину. После минутной паузы тихо произнесла: "Пора кончать!". Холодный пот прошиб меня по всему телу, мне оставалось жить совсем немного. Я посмотрела на кассиршу, Жору, продавщицу, внешне благопристойные люди, с милыми улыбками и моей причёской. В последний раз я взглянула на прилавок и вышла из магазина, никем не замеченная.

Вернулась я в салон в плохом расположении духа, девочки мои сразу это заметили и обступили меня, озабоченные и притихшие. Я всё рассказала, в процессе переодевания. Советов было много, но, ни одно меня не устраивало. Так я просидела в кабинете до конца рабочего дня.

Вышла одна и направилась к автобусной остановки, ни на кого не глядя, что было очередной ошибкой. Автобус подошёл через пару минут. Он был полупустой. Я, было, хотела войти вовнутрь, но какой-то внутренний голос приказал мне отойти от задней двери, отскочила от автобуса и оглянулась. На меня с большой скоростью, гружёный песком, двигался самосвал. Ещё мгновение и от меня ничего бы не осталось. Наступило второе мгновение, и машина со всего размаха врезалась в автобус, сдвинув всю металлическую конструкцию в салон на уровне ступенек. Если бы, я вступила на эту ступеньку, то в доли секунды мои ноги превратились в разрубленное мясо второй категории. Даже, МЧС не смогло бы вызволить из плена. Я подошла к самосвалу, он тоже был сильно помят, часть песка свалилась на кабину и асфальт. Через разбитое лобовое стекло, я увидела окровавленное лицо Жоры, который пытался открыть левую дверь автомобиля. Я закричала, и в этот момент подошёл другой автобус и остановился почти вплотную к самосвалу. Жора рванул дверь и, прихрамывая, бросился наутёк, но я не определила направление из-за загородивших обзор машин. Подъехала полиция, и я снова стала свидетельницей. В общем, детектив, то есть я доигралась. Немного, придя в себя, я села на лавочку на остановке и рассматривала акт ДТП. «Скорая» так и не приехала, может, её и не вызывали.

Ко мне подошли двое инспекторов, поинтересовались моим состоянием и принялись спрашивать меня о происшествии. Опрос занял не более десяти минут, но кроме меня привлекли водителя автобуса и кое-кого из зевак. Я пошла тихо к своему дому. У подъезда меня ждал тип с букетом цветов. Он элегантно пропустил меня в открытую дверь и уже на лестничной площадке вручил цветы. Открыла квартиру, засомневалась, пускать его или нет. Мне было всё равно, и я пригласила его в комнату. Он сел на диван, а я направилась в кухню поставить чайник. Через открытые двери стала рассматривать гостя. Молодой человек был высокого роста, брюнет с карими глазами, мужественным лицом, давно нестрижеными волосами. Чай пили молча. Он ждал, когда заговорю я. Пауза затянулась до неприличия надолго. Всё-таки молодой человек начал первый и издалека.

— Я сотрудник полиции из отдела собственной безопасности разрабатываем группу мошенников, убийц и «крышующих» оборотней. То, что вы Светлана, не рассказали обо мне в отделении после убийства Марии Васильевны, сделали правильно, так как могла провалиться вся операция. Арестовав Жору, спугнули бы «крышу». Эта группа занималась продажей дорогостоящей техники с доставкой на дом, когда Светлана, ваш двойник, оформляла договор, получала наличные, звонила рабочим, чтобы поднимали товар, например телевизор "3D" и сама уходила. В окно хозяйка-покупательница видела, как коробка с техникой извлекалась из «газели» и рабочие несли в подъезд. Фирменная упаковка устанавливалась на указанное хозяйкой место и предупреждали, что подключение будет бесплатно произведено мастерами фирмы. Все были довольны. Под конец, покупательница совала рабочим бутылку водки. Мастеров ждали два, три дня, неделю-другую. Терпение кончалось, и подключение техники производили самостоятельно. При вскрытии коробки обнаруживали, хорошо упакованные кирпичи. Значит, денежки тю-тю…

Молодой человек говорил хорошо поставленным голосом, очень знакомым и приятным. Размеренная его речь полностью меня успокоила, расслабила. Я всё время думала, что когда-то его слышала, но вспомнить не смогла. Периодически я подливала ему чай, он благодарил, отпивал маленькими глотками и продолжал свой рассказ.

— Что касается, Марии Васильевны, то она является соучастницей банды, наводчицей, охранницей, но последнее время выказывала недовольство и хотела отойти от дел. Светлана боялась, что она может предать и сообщить полиции об их деятельности. Вот почему я отвернулся, когда она внимательно осматривала меня, разговаривая с вами. Моя задача состояла в том, чтобы охранять вас, для чего я посетил вечером, а вы упали в обморок, и мне пришлось уйти. Далее вы взяли на себя обязанности детектива и наделали массу ошибок. Зачем пошли в магазин, после произведённой укладки продавщице, угрожали Жоре выколоть глаза, перерезать горло, после чего у вас начались большие неприятности. Мария Васильевна была первой жертвой, второй стали бы вы.

Он так расположил меня к себе, что я предложила ему остаться у меня. Ведь, уже поздно. Молодой человек вежливо отказался, но я пошла в атаку.

— Заходите в наш салон, теперь есть мужской зал. Попрощавшись, обещал постричься у меня. Действительно, пришёл с букетом цветов. Извинился, что вчера не представился. Как стало мне известно, его зовут Жора, капитан собственной безопасности. Так в салоне стало одной старой девой меньше.

P.S. Жору приговорили к 20 годам. Светлану к 10 годам общего режима. Продавщицу к 5 годам условно. Лейтенант полиции и гаишник остаются в разработке Собственной безопасности. Будем, надеется.

Категория: Рассказы 1866