Автор: doktor
18-04-2014, 18:21

Герои старые, исполнители новые. Часть первая

Часть первая

Я до сих пор жалею, что, по независящим от меня причинам, опоздал на встречу с великим для меня писателем А.П. Чеховым. А я так хотел с ним поговорить о том, о сём. Говорят, что он тоже из докторов, только его специализацию не знаю. Причина же опоздания просто дурацкая. Дело в том, что мои родители были маленькими детьми, когда Чехов скончался. Но родителей не выбирают. Зато мне повезло с Александром Сергеевичем, и встреча произошла на Тверской в Английском клубе.

К нам попытался присоединиться Загорецкий, но мы его остановили, ему было всё равно, и довольный он удалился. Перекинувшись несколькими фразами, поговорили о современной политике, в которой он был мастак, мне бабушка рассказывала, что он служил дипломатом. Бабушки всё знают, но, к сожалению, уже ничего не могут. Ну, это так.

Александр Сергеевич с удивлением отметил, что его произведение идёт на сцене театров, и ещё больше удивился, что некоторые актёры и актрисы играют главные роли по сорок — пятьдесят лет. Как им это удаётся?

Как вопрошал Николай Васильевич:

— Куда несёшься...? — затем, — Семимильными шагами.

И уж совсем недавно:

— Догнать и перегнать. Так кого-нибудь догнали или всё несётесь незнамо куда? — заключил Грибоедов и заказал, — Бордо!

Я таки знать не знал, что такое у нас есть. Но принесли.

Пили медленно, маленькими глотками. Я затронул тему театра, и в частности постановки «Горе от ума». Александр Сергеевич поправил меня:

— Я хотел назвать эту комедию по-другому, а именно — «Горе без ума». Не совсем понимаю современное состояние в России, хочется что-то изменить, переосмыслить моё произведение в связи с уникальными изменениями в общественной жизни уже не моей страны. Я очень надеюсь на народные театры, самодеятельность, где играют простые люди или, по крайней мере, их представители. Вы можете мне что-то посоветовать? Вы знаете, что мои герои это срез общества от лакея до царя. В моё время меня не поняли, как и басню, мол, как не садитесь, а в политики Вы не годитесь. Вздохнув, допил свой бокал Грибоедов. Помочь маститому писателю, у которого, что ни слово, то афоризм, такая ответственность, хотя я понимал, что он немного отстал во времени.

Александр Сергеевич начал с того, что необходимо сократить количество персонажей. Ну, кому интересны старые княжны с дочерми-вертихвостками или внучками.

— И так, я называю героев, а вы исполнителей, но последнее слово за мной. В крайнем случае, можно учесть мнение актёров, или убедительную просьбу с вашей стороны, но аргументировано — сказал, как отрезал Грибоедов и заказал ещё «Бордо» и устриц.

К тяжелой роли приступил я, в надежде, что мои кандитотуры подойдут замыслам мастера. Кого сокращать я ещё не придумал, но всё равно начал.

Фамусов представитель высшей касты, и, стало быть, его должны играть первые лица страны — представители народа, как и депутаты Г. думы. Президент должен справиться, ему не впервой. Подстраховывать его будет премьер, он всегда наподмоге.

Для роли Лизы, по-моему, подходит Кабаева — депутат Г. думы, в миру миллионерша. И очень симпатичная гимнастка. Грибоедов улыбнулся, говоря, что если Фамусов или Молчалин будут домогаться её, то получат такую пощёчину, что Фамусов рассыпится, а Молчалин сломает шею. На это замечание я промолчал, он прав.

Подбор исполнителей ролей Чацкого и Молчалина привёл меня в замешательство, писатель заметил моё смущение, и, как бы подбадривая, сказал: «Смелее, фантазируйте, а если нужно будет, я остановлю, хотя вы вольны в выражении своих идей, но за них я не отвечаю». Вот так всегда, чуть что, моя квартира на Рублёвке с краю. Окрылённый я предложил играть Молчалина нашему, избранному народом, мэру Собянину, он всегда умеет во время поддакивать, погладить лабрадора, попросить совета у Фамусова. А вот с Чацким…. Кстати, у вас Чацкий не имеет родственников в Израиле или в Биробиджане, а то какое-то время у нас это не очень приветствовалось. Я едва не подавился устрицами, что значит, употребляю впервые, и ждал ответа. «Однако ты фантазёр, а я не слышал о таких странах, служил на Ближнем Востоке и в Азии и Африке не был. Это уже вы сами напридумывали, а происхождение умника я не изучал, знаю, что он не француз, так что всё на ваше усмотрение» — он лихо заглотнул беспозвоночную гадость, в моём понимании.

— Ну, тогда я предлагаю вечно недовольного депутата Г. думы Явлинского. Всё и всех критикует и ничего конкретного и продуктивного не предлагает. А потом, как-то незаметно сошел со сцены, а может, поехал на Воды поправить здоровье.

— Скалозуба будет играть знаменитый актёр из Г. думы, комик, бузотёр и любитель женщин, радикал и либерал одновременно с оригинальным происхождением сам Жириновский.

Грибоедов одобрительно кивнул головой за удачно выбранную кандидатуру. Я выжал лимон на устрицу, она подмигнула мне одним глазом, я не знал, что она слепая, как наши избранники. И так осталась из главных героев одна Софья.

Я долго думал, прихлёбывая «Бордо», посматривая искоса на улыбающихся мне устриц. Они отвлекали меня. Александр Сергеевич поводил перед моими глазами своими руками и тихо произнёс: «Вы где?». Я очнулся, устрицы скорчили недовольные морды. Как ни в чём не бывало, выпалил: «Ксения Собчак». Она активный политик, журналистка, телеведущая и в Саратове может организовать кооператив 2х2=5, а то и 6.

После затянувшейся паузы Грибоедов предложил прогнать некоторые картины из комедии. Кстати, пауза в беседе это великая вещь, даёт возможность обдумать, понаблюдать за оппонентом или вывести его из себя. Исполнителей вызвали по кремлёвской вертушке, как на ЧП.

Мы объяснили, что они должны, показать каким образом домогаются Лизу. Первый на сцену Молчалин (играет Собянин) и Лиза (Кабаева), он преграждает путь Лизе и как только хочет воспользоваться руками, слышит шёпот Фамусова №1: «Только попробуй, как стал мэром, так им и не станешь. Западную Сибирь будешь осваивать». Актёр засмущался, опустил руки, ничего не сказал. Правильно говорили, что он не умеет говорить.

Очередь за Фамусовым №1. Необходимо повторить эту картину. На сцену вышел дублёр главного героя, оглядываясь на первого. Лиза нетерпеливо ждала очередного ухажёра, поправляя свою и так отличную фигуру. Не успел преградить путь горничной, как услышал шипение первого:

— Слишком много на себя берёшь, ты лишь дублёр, а не герой романа. Отставка обеспечена сразу после спектакля

— Да я, да я хотел только так немножко, не переходя границ…. — промямлил, как всегда Фамусов №2.

— Достаточно, благодарю, давайте следующий, картина та же — почти безразлично, слегка запинаясь, заметил Грибоедов.

Не дослушав писателя, Фамусов №1 набросился на Лизу, применив приём карате, как клешнями захватил талию девушки, и очутились нос к носу. Руки забегали по её телу…

— Стоп, стоп. Уж больно натуралистически, зритель не поймёт. Не забывайте о своём возрасте — закричал Александр Сергеевич.

Я посмотрел на часы, половина восьмого вечера. Однако мы медленно работаем, просмотрели только три эпизода, а впереди комедия, даже с учётом сокращения героев и текста. Посмотрим реакцию Лизы на происходящее. Лиза начинай.

Лиза, польщённая тремя мужчинами, кокетливо улыбаясь Фамусову №1, говорит: «Вы баловник, к лицу ль вам эти лица. Опомнитесь. Вы старики. Ну, кто придёт…». Фамусов №1, не обращая, на нас внимания, выходит на сцену возражает: «Кому сюда придти? Людмила спит». Лиза: «А вдруг.…У Люси сон утренний так тонок. Всё слышит». Грибоедов: «Формально всё правильно, но, как мне кажется, Новодворская донесла бы до зрителя с её тембром голоса более убедительно переживания горничной. Надо подумать о замене». Фамусов №1 вскакивает со стула и кричит:

— Не допущу. Я её терпеть не могу, как и она меня. Если замените, закрою спектакль, как экстремистский. Труппу распущу, и новых наберу из «Единой России».

Александр Сергеевич встал и откланялся.

Ко мне подошла Софья, погладила по голове, положила руки на плечи и ласково так говорит: «Господин, музей закрывается». Я очнулся, на столе бутылка портвейна «777», недопитая кружка пива, солёный огурец, ни «Бордо», ни устриц. А где же Грибоедов, я посмотрел на Софью. — Они давно откланялись, и вам пора. Спокойной ночи. — В дверях столкнулся с Загорецким. Он приподнял цилиндр, я отдал честь.


Часть вторая.

Категория: Рассказы 1435