Автор: doktor
12-03-2013, 17:08

Вы были в Японии?

Честно говоря, не был и больше не поеду. Почему «больше»? Ведь Вы там не были. Да, не был и всё равно больше не поеду. Не хочу.

Я сидел на скамейке в сквере кинотеатра «Аквариум», что напротив ресторана «Пекин». Сейчас кинотеатра нет, зато есть театр «Моссовета». Скамейки были сдвинуты «спинка к спинке» видимо, для экономии площади. В молодости я жил во дворе фабрики «Дукат» и «Аквариум» для меня был родным местом.

Сидел я один. То ли не хотелось домой, то ли устал после работы. Скамейка сзади была пуста, и я наслаждался одиночеством и покоем. Когда работаешь с людьми, хочется тишины, когда можешь погрузиться в свои мысли и проблемы, а их бывает больше, чем хотелось. Иногда мимо меня прокатывались дети на велосипедах, но они мне не мешали. Так продремал я больше получаса и не заметил, что на противоположную скамью подсел мужчина. Ну, сел и сиди. По аллее женщина катила тележку с мороженым (была такая форма продажи). Мужчина окликнул продавщицу и попросил «Эскимо на палочке». Купив, стал разворачивать фольгу, обрывки которой бросил в урну, стоявшей на моей стороне. Я невольно обернулся. Голос мужчины мне был знаком, а когда увидел его лицо, и тем более фигуру, узнал в нём Бориса, с которым вместе окончили среднюю школу. Это был уникальный ученик. По физике, химии, всей математике ни бум-бум, но зато литература, история, русский язык был его конёк. Я первым поздоровался с ним. Он не сразу меня узнал. Ведь прошло более двадцати лет. Обсасывая мороженое, как делают это дети, он стал рассказывать о себе. Я не стал ему мешать.

Ещё в школе я заинтересовался историей и культурой Востока, изучил китайский и японский языки и от Общества Востоковедов меня отправили в командировку в Японию. Самолёт приземлился вечером по местному времени. В аэропорте выдали памятку для туристов и, исходя из этого, я мог посетить только баню, в чём действительно нуждался.

Токио большой город, но помывочный комбинат нашёл быстро. Кстати «Вы были в Японии?» — обратился он ко мне и, не дождавшись ответа, продолжал свой рассказ.

На рекламе, на трех языках говорилось: «Только для мужчин старше двадцати лет». Я понял, что молодняк моется дома. Мне под сорок и я свободно прошёл в не большое фойе, где оплатил услуги. Встретил меня благовидный, лет сорока, японец. Указал на мою кабину, поклонился и ушёл.

Кабина была несколько больше нашей телефонной будки, обитая чёрным бархатом или искусственной кожей. Передо мной засветился экран компьютера. По бокам вмонтированы потайные карманы. Светильников я не видел и в полутьме закрыл за собой дверь с громким щелчком. На экране появилось «меню». Предложения были для меня забавные и неожиданные: «С кем вы хотели бы провести время? Девушки — 20—29 лет, женщины — 30—40 лет, старше, но не более 80 лет. Мужчины от 20 до 60 лет, (укажите возраст)». Ну, мужчин я сразу отмёл, по известным вам причинам, а вот с женским полом призадумался».

Вы же знаете о моей неуверенности в отношениях с девочками, до сих пор и не женат. Он ждал моей реакции, но я только утвердительно кивнул головой.

Пауза была небольшой. Борис хотел закурить, вытащил сигарету, сломал её, бросил в урну и зачем то зажёг спичку. Он часто был рассеянным и, помолчав, продолжил: «Так вот, кого выбрать, то ли до 30, то ли до 40 лет? Молодая хорошо, но постарше опытней». Таймер подсказал, что время идет, ускорить выбор. Нажал на кнопку 29 лет. Ни вашим, ни нашим.

На экране появились фотографии пожилых девушек и все японки, только на последнем фото была африканка, которую я забраковал. Вот, говорят, что самые красивые женщины это японки. Враньё. Русские лучше. Выбрал из того, что предложили. На лицо японка, она и есть японка, но фигура и руки мне понравились. Нажал на кнопку «согласен». Она улыбнулась, стала освобождаться от верхнего туалета и говорить со мной по-русски. Изображение стало стереоскопическим, как сейчас говорят, в формате «3D». Раздевалась медленно, показывая себя со всех сторон, и складывалось впечатление, что её грудь витала спереди от экрана. Затем, попросила меня ознакомиться с условиями услуг, которые появятся на экране. Сказала и стала принимать душ, брызгать водой в мою сторону, я даже отшатнулся от «3D». На экране появились условия: «Нельзя требовать личной встречи, говорить в грубой форме, пытаться освободиться от креплений. Необходимо полностью раздеться, включая носки, а вещи положить в боковой карман; деньги, документы, часы и телефон оставьте в ящике слева. В случае нарушения условий, сеанс прекращается на любой стадии и деньги не возвращаются. Приятно провести время! Сеанс душа начнётся, как только ваши вещи будут там, где они должны находиться».

Не успел застегнуть все крепления на руках, ногах и торсе, как на меня обрушился поток теплой воды, а с экрана на меня смотрела вымытая и ещё мокрая японочка. Она не стала вытираться, подошла ко мне почти вплотную, взяла шампунь, развела в тазике с водой и, со смехом, опрокинула на меня.

Тёплая, мягкая пена обволокла моё тело. Я ощущал её и на спине, на ногах, на животе, бёдрах с обеих сторон, на груди и голове. Сначала я не понял, как попала пена на моё тело спереди, ведь оно плотно прилегало к бархатной стенке, но когда попытался подглядеть, что у меня под моим телом на экране высветилось первое предупреждение и, я прекратил сопротивляться креплениям. Зато понял, что держусь на ремнях. Девушка погрозила мне своим пальчиком и начала меня мыть, но без мочалки, а только руками, с коротко подстриженными ногтями. Когда она намыливала голову, всё бы ничего, до тех пор, пока пена не попала в глаза. Я сморщился, хотел вытереть руками, но путы сковывали их. Японка, увидев мою кривую физиономию, направила душевой пистолет на гибком шланге и рукой, которая выскочила из экрана, сняла лишнюю пену и смыла теплой водой под небольшим напором. После чего, перешла к моему бренному телу.

В детстве меня мыла мама и я не ощущал чувства стеснения, и неловкости даже тогда когда она касалась низа живота или ягодиц. В тот момент я оказался в положении голого большого ребёнка в кампании посторонней женщины, которая будет касаться моего тела, концентрируясь там, где не каждый день происходит обозрение посторонним человеком.

Она мылила и мылила выступающие части тела, которые с благодарностью отзывались на ласковое обращение. Многие мышцы настолько напряглись, что я не заметил как моя кабина, и я вместе с ней приняли горизонтальное положение. Девушка всё время непринуждённо улыбалась, глядя мне в глаза, и в какой-то момент сняла остатки нижнего туалета. Одной рукой продолжала тщательно мыть более, с её точки зрения, грязные места, а другой отводила то, что не участвовало в данном процессе, иногда слегка сжимала в кулачке.

Борис рассказывал с таким азартом, с такими подробностями, имитируя в воздухе, движения японки и особенно рук, что на его лбу появилась испарина. Было видно, что он переживал те чувства удовольствия, которые он испытывал в бане. Борис достал сигарету, и во время прикуривания, бросил взгляд на свой ремень. Курнув несколько раз, поплевал на курево и бросил его в урну. Я машинально посмотрел на свой ремень. Действительно, видимо, я слишком сопереживал его переживаниям. Положил ногу на ногу и поймал себя на том, что слушал Бориса с открытым ртом. Пришлось тоже закурить.

Борис продолжал: «Может, стоит отдохнуть, чтобы затем продолжить, как мне кажется, приятную гигиеническую процедуру?» — сказала девушка. Я тотчас согласился. Она налила рюмку коньяку и протянула мне через экран. Я засмеялся, она тоже. Включила слабый свет, после чего я увидел на полочке хрустальную рюмку с коньяком. Пока я пил, при помощи душа смывала пену с груди, живота и ног, постепенно снижая температуру воды, и довела её до прохладной. Наступило расслабление и умиротворение. Она промокнула моё тело мягким полотенцем, как бы невзначай, задевала то, что было на её пути. Включила фен, а я наслаждался теплым потоком воздуха.

Прошло не больше пяти минут. За это время она успела выпить жидкий шоколад и очень кокетливо даже соблазнительно облизывала свои губки. Нажав на какую-то кнопку, моя кабина перевернулась на 180 градусов. Теперь я лежал на спине и чувствовал под собой плотную основу. Японка улыбнулась и прыгнула в экран. Она пролетела надо мной и села мне на грудь, так близко, что я не мог рассмотреть, лицом ли ко мне или наоборот. Выяснилось довольно быстро, так как её грудь оказалась на уровне моего носа. Я среагировал мгновенно, и хотел было, поцеловать, но пальчик её руки прекратил движение моих губ. Сидя на мне, она откинулась назад, опираясь руками на внутренние поверхности моих бёдер. Мышцы живота, а также некоторые другие напряглись с прежней силой, но не от её веса, а от предвкушения наслаждения, обещанного процесса. Постепенно она спускалась всё ниже и ниже и, наконец, погрузила меня, во что-то мягкое, тёплое. Никаких движений торсом производить мне не удавалось, был привязан. На экране появились возможные и необходимые параметры процесса: амплитуда, частота, направление и т.д. Я попросил, чтобы японка поставила всё на максимум. Что началось? Кабина заходила ходуном, девочка едва удерживалась в удобной для неё позе. Вы понимаете мои ощущения, которые переполняли моё тело, мозг, душу. На экране появилась моя ЭКГ. Пульс, давление зашкаливали. Кончилось тем, чем обычно кончается.

Борис сделал паузу, для того чтобы купить порцию мороженого. Теперь он уже не лизал его, а жадно откусывал и, наверное, кусками глотал. Я сидел на скамье, молча, не осмеливаясь задать вопрос, чтобы не сбивать кураж рассказчика. Это понял позже, что сбить его с толку просто невозможно. Он продолжал.

Девочка в темноте куда-то делась, на экране обозначился текст: «Сеанс заканчивается через две минуты. Вам предлагается освежающий душ. Ваши вещи находятся в соседнем зале. При выходе из бани девочке можете подарить не более пяти долларов».

Ремни автоматически отстегнулись, кабина встала вертикально, зажёгся мягкий свет. Прохладный душ привёл меня в обычное бодрое состояние. Тёплый воздух осушил мою кожу и волосы. Вышел в зал. На кресле лежали выстиранные, вычищенные, отглаженные мои вещи. Ботинки блестели возле кресла, в одном лежали новые нейлоновые носки, в другом мои чистые, старые и заштопанные. Я чуть со стыда не сгорел. Одевался медленно. Вдруг, дверь, которая вела в моечный зал, открылась. Вышла улыбающаяся японка. «С легким паром!» — сказала она и пошла, застилать двуспальную кровать. Дверь была приоткрыта, я заглянул. Никакого банного оборудования, помещение обычного офиса, компьютеры, телефоны, ксероксы, камеры наблюдения и проч. Я заговорил с японкой, чтобы узнать, как устроена их баня. Она согласилась раскрыть все секреты и стала перечислять: мощные компьютеры, нанотехнологии, новые синтетические материалы. Она говорила больше пяти минут и в конце речи добавила: «Я рассказала всё потому, что вы будете строить такую же баню, а получится публичный дом и таких бань у вас и так полно». Напоследок, я подарил пятидолларовую бумажку, и попрощались».

Борис закончил и подсел ко мне на скамью. Я решил забросать его вопросами. Расскажи, как ты смог постичь восточные языки, наверное, объехал Китай, Корею, Вьетнам, не говоря о Японии, сколько ты повидал. Он ещё достал сигарету, но не стал закуривать, просто её разминал, пока она не развалилась в его руке.

Знаешь, Аркаша, дальше Петушков и Дубны я не ездил. Промышляю артистом разговорного жанра, люблю смотреть на слушателей с открытым ртом. (Он, видимо, имел в виду меня). Выступаю в клубах, Дворцах культуры в Москве и области, на жизнь хватает. Я подумал, что, может быть, будущий Жванецкий.

В это время к нему подошла девушка и, махнув мне рукой, удалился с ней. И задаст свой вопрос: «Вы были в Японии?»

А, вы читатель, были?..
Категория: Рассказы 1784