Автор: doktor
20-02-2013, 16:25

Уринотерапия на Курском

Пятница, оказывается, бывает каждую неделю. Мы её ждём, и она приходит, иногда быстро, а другой раз трудно дождаться. Мы мучительно ждём. Ждать не надо. Она придёт. Вот моя пятница наступила, это значит, мне ехать на дачу, то есть, на свои шесть соток, где дети, жена, тёща.

Курский вокзал стал почти родным. Электричка до платформы «43 км». И вот очередная поездка. Нас выплёвывает метрополитен, я имею в виду толпу и меня в ней, достаточно близко к кассам и платформам. Кто бежит, значит, опаздывает, кто-то размеренно тащит свою хозяйственную сумку на колёсиках, он просто не знает расписание поездов.

Я тоже выброшенный из метро иду в сторону касс с такой же коляской, с продуктами и не только. Мои коллеги смеялись надомной, что я пользуюсь не рюкзаком, а как пенсионер полуинвалид, испытываю сумку на колёсиках. Я считаю удобство, прежде всего, тем более, от своей платформы четыре км. Лучше вести колёсики, нежели рюкзак на плечах. Проход к перрону довольно широкий. Справа ларьки с мороженым, табаком, газетами, и прочими необходимыми для поездки вещами и услугами. Слева находятся стоянки такси и «бомбил», где прогуливается верзила-регулировщик, чтобы гасить конфликты между водилами. Милицейская машина стоит тут же, но в споры сотрудники не вмешиваются, им уже заплатили.

Между ларьком и мачтой освещения рекламная растяжка гласит: «ОСТАНОВИСЬ и ПРОЧТИ». Стрелка указывала на фургон, припапркованный слева, и возле него стояла толпа пассажиров, многие из которых, вслух что-то обсуждали. Мы все любопытные. Раз есть толпа, значит что-то интересное. Я присоединился к толпе.

Мне мама рассказывала, что в начале прошлого века несколько мальчишек и двое-трое парней стояли возле большого, семь восемь этажей, дома, показывали руками наверх и кричали: «сейчас упадёт». Подходили парни и тоже задирали головы вверх и с ужасом требовали вызвать пожарных, чтобы снять его, и не допустить самоубийство. Тотчас образовывалась толпа, все смотрели на крышу. Кто-то видел, кто-то не видел беднягу, но никто не расходился. Толпа становилась всё плотней. Всем было жалко того, которого не видели. Русские любят жалеть. А в это время мальчишки обчищали карманы и сумки сердобольных зевак. Ну, это кстати.

Я подошёл поближе. Фургон как фургон. Правая сторона оформлена как витрина, за которой виднелись пластиковые прозрачные бутыли с бесцветной жидкостью, через которую снизу продувался какой-то газ. На правой дверце кабины надпись «ТУАЛЕТ». Весь фургон был покрашен белой краской, но при желании, можно было прочесть ниже витрины «ПИВО-ВОДЫ». Отдельно стоял стенд, хорошо оформленный, и содержал полезную для всех информацию. Он гласил: «Благотворительная акция сбора мочи для дальнейшей переработки и получения лекарства, которое используется при лечении в психоневрологическом интернате детей с тяжёлыми формами шизофрении, церебральным параличом, кретинизмом, идиотизмом, олигофрении всех степеней».

Меня, как врача заинтересовала такая информация, и стал читать дальше. «Лекарство при помощи катализаторов и нанотехнологии получаем на ваших газах. Моча мальчиков возрастом шесть – шестнадцать лет обрабатывается ОКСИ-БЕНЗИЛ-ПРОФАНАЦИЛОМ и углекислым газом для улучшения вкуса в течение двух минут, после чего годна для приёма внутрь.

Для взрослых мужчин показано: для усиления потенции, снятия стресса, повышения аппетита, снятия скованности в общении с женщинами.
Побочные явления: возможна тяга закурить, слабое мочегонное действие (не у всех).
Для взрослых женщин: усиление либидо, успокоение, приятные сновидения. Приём беременным и девушкам до 21 года не желателен.
Противопоказаний не выявлено.
Вкус приятный, слегка горчит, возможно, пенообразование.

Толпа становилась всё плотней, и мне пришлось потесниться на её периферию. Мамаши запускали своих сыновей по двум соображением. Первое это помощь больным детям, второе надо опорожнить мочевой пузырь перед длительной поездкой. Фургон обслуживали двое мужчин в белых халатах. Один провожал мальчиков в туалет, и при всех выливал парную мочу в бутыли. Даже была очередь на сдачу ценного сырья. Другой доктор сидел за столиком и объяснял жаждущим дозировку лекарства в индивидуальном порядке. У него стаграмовые одноразовые стаканчики и ценники. Двадцать рублей за порцию – дешёвка. Он наливал в стаканчик покупателю и себе, и тотчас выпивал, что показывало пригодность к употреблению.

Толпа гудела. Многие читали вслух, объясняя окружающим и своим близким тонкости необычного предложения. Одна женщина, видимо бабушка, умоляла фельдшера принять для спасения больных детей мочу своей внучки. Фельдшер отказывал, так как женская моча нейтрализовала бы весь производственный процесс. Бабушка плакала, как и девочка. Фельдшер согласился для будущих экспериментов сохранить мочу доброй девочки. Он сделал как-будто бы исключение.

Ажиотаж возрастал, как и количество людей остановившихся у фургона, больше всего за счёт мужчин. Некоторые повторно вставали в очередь для повторной покупки дозы. Я подошёл ближе к раздаточному пункту продажи, чтобы лучше рассмотреть покупателей. Одна женщина, лет пятидесяти опорожнила только что купленную бутылку минералки для наполнения чудотворным эликсиром. Извиняясь, я спросил её: «Что побудило её к покупки такого количества пенистого напитка?» На что она ответила скупо, но ёмко: «Я попробовала и сразу почувствовала действие: я всё хочу, мне всё нравится. И теперь покупаю для мужа, он у меня такая милочка».

Стало смеркаться. На крыше фургона загорелась неоновая надпись, которую я раньше не замечал. УРИНОТЕРАПИЯ.
Как всегда бывает, невзначай появляются сотрудники милиции, они тоже люди и им хочется пить, и тем более, поправить здоровье. Доктор отвлёкся от очереди, стал показывать им какие-то бумаги, лицензию, а заодно налил им по стаканчику.

Фельдшер объявил, что закончилось обычное лекарство, но уже готов концентрат, который можно употреблять после разбавления в пять, раз обычным чаем и стоимость пятьдесят рублей за сто граммов. Толпа загудела, но не разошлась. Кто-то в уме и вслух считал выгоду от предложения. Оказалось выгодно.
КСТАТИ, я знаю, что собирают мочу беременных женщин для извлечения из неё гормонов, но чтобы лечить неизлечимые болезни мочой мальчиков, большой вопрос.

И все-таки я купил стаканчик ради спортивного интереса. Это было пиво, скорее всего «Жигулёвское», самое дешёвое. Я зашёл за столик, где сидел доктор, и мне открылась картина на заднюю дверцу фургона. Фельдшер перекидывал шланги с одного бочонка на другой, тоже с пивом, но более тёмным. Вот и весь концентрат. Уже в вагоне подсчитал, что два прохиндея заработали за два часа больше тридцати тысяч рублей. А толпа требовала: «Не давать больше литра в одни руки» и когда будут следующий раз. Электрички уезжали, толпа не расходилась. Все были довольны.

PS. Фельдшер назвал мне лекарство: «МЕТИЛ-БУТЫЛЬ-ПРОПИЛ»
Категория: Рассказы 1920